Рубрика:

Путешествия

 Журнал: 11 (2012)

В поисках золотого шара. часть2





В поисках золотого шара.

Участники нашей экспедиции:

   Рома «Дельфин». Он же «Злобный Пеликан». Выполнял функции дорожного капитана, специалиста по связям с мирной общественностью и главного техника команды. Единственный обладатель «чудного» прибора – GPS навигатора. Мотоцикл – Yamaha Serow 225, он же «Серёга».

Илюха «Доктор». Он же «Айболит». Наш полевой врач, специалист по азиатской кухне и главный критик мест общепита. Мотоцикл – Suzuki DRZ 400.

   Ну и я – Паша Wild. Он же «Что-то дикое», он же «Месье Тёрн». Самый безбашенный член команды. Главный оператор и фотограф, а также консультант по связям с немирной общественностью. Мотоцикл – Honda SuperMagna V45.

Окончание. Начало в № 10 ' 2012.

Часть 2.


   Возвращаясь обратно, мы невольно стали свидетелями неприятных результатов хаотического движения автомобилей и пешеходов в городе. Сразу было понятно, что правый ряд – место для самоубийц. Либо тебя сметёт пикирующее на обочину такси, либо растопчут бегущие пешеходы. Всё-таки хорошо, что мы были не на мотоциклах, а в салоне белой Нексии с опытным водителем. Можно было просто сидеть и тихо поражаться хаосу, творившемуся вокруг.
   В одном месте очередная группа пешеходов решила форсировать крупный проспект наперерез движущемуся потоку. Один не успел добежать. Впереди идущая машина попыталась увернуться, но неудачно. Ещё миг, и тело летит в полутора метрах над асфальтом, переворачиваясь в воздухе... Затем грузно падает на асфальт. «Тормози» – мгновенно реагирует Ромка. Джамшид останавливается, мы бежим к пешеходу.

   Дышит. Сильно разбита голова, и, видимо, сломана нога. Его уже обступила толпа местных, с интересом обсуждая случившееся. В итоге, Илюха, отобрав у кого-то еле найденную аптечку, пытался хоть как-то помочь бедолаге. Ромка отбивался от местных, которые во главе с виновным водителем пытались забрать пострадавшего и затолкать к себе же в машину, а я с помогавшим мне Джамшидом пытался хоть как-то организовать толпу на вызов скорой помощи. Всё остальные просто стояли, глазели, и снимали на телефон.
   Однако, несмотря на наш категорический запрет, коллективное бессознательное общество решило, что самый лучший вариант – таки загрузить парня к водиле в машину и увезти в больницу. Так и было сделано, но уже без нашего участия. Слабо верится, но Джамшид сказал, что его на самом деле туда и увезли. Хочется надеяться.

   Честно говоря, всё увиденное заставило меня немного одуматься. А если случись со мной что-то подобное на Памирском тракте? Ведь меня так же могут загрузить в машину и увезти в «таджикскую больницу», а то и ещё дальше... А когда мы вернулись в квартиру, мне сообщили, что на завтра у меня назначено телефонное собеседование по работе с голландской фирмой, запрос которой я посылал месяц назад. Своего работающего телефона у меня не было, сим-ки тоже. Ромка свой не дал бы.

Вот таким образом я опять поменял планы, решив не отменить, но перенести поездку на Памир. А пока – тем же составом – завтра нас ждала Киргизия.

   Рома: «Вы не верите в знаки? Узбекистан – волшебная и загадочная страна, в Ташкент нам пришлось вернуться не только потому, что граница на замке, но и отчасти оттого, что накануне, гуляя по городу, я бросил монетку в вечный огонь… Что мне потом припоминали всю дорогу и впоследствии угрожали избить, если я брошу что-нибудь в Иссык-Куль. Также в пользу восточных тайн можно записать необъяснимое воскрешение моего телефона. Как вы помните, в первый же день перед Павлодаром мы попали в сильный ливень, и мой телефон оказался залит водой. Последующая разборка и промывка его спиртом, а также ночь под вытяжкой на просушке ничего не дали. Сенсор упорно отказывался реагировать на прикосновения. В итоге телефон был завёрнут в пакетик и убран в рюкзак. Так вот, попав на территорию Узбекистана, я услышал знакомое пиликанье – как будто кто-то тычет пальцем в экран телефона… У меня был запасной телефон, которым я и пользовался – но он такие звуки издавать не умеет… Только я достал из рюкзака «утопленника», как он, моргнув экраном, тут же вырубился. Включаю… Мучительная загрузка, чёрный экран… и – о, чудо! Сенсор ожил. Но факт на лицо – у нас снова есть GPS-навигатор, а у меня музыка – всю дорогу от Ялламы до Ташкента я хохотал и орал песни, распугивая автомобилистов.»

   Однако оставалось ещё покинуть Узбекистан. Я уже говорил, что в любую деревню мы въезжали, как рок-звёзды. Но рок-звёзды бывают разными. Вот в Узбекистане мы были примерно, как «Metallica». На каждом перекрёстке водитель каждой машины открывал окно и за небольшой промежуток времени пытался успеть спросить максимальное количество вопросов: «Кто вы? Откуда вы? Куда едете? На чём едете? Зачем едете? А кто вас вообще послал? Что значит отдыхаете? Как отдыхаете?? Так отдыхаете?! Зачем отдыхаете??!!»… И ладно бы только на перекрёстках. Немалая часть водителей заводила этот же диалог прямо на ходу, во время обгона. И неважно, что по встречке Камаз прёт... Я ж тут с байкерами общаюсь! Начинает он все эти вопросы выкрикивать тебе в форточку, а сам даже не замечает, как уже занял половину твоей полосы и вообще выдавливает тебя на обочину…

   Однако, это всё мелочи. Меня всё это не сильно задевало. Но меня начинало трясти от действий представителей власти – пограничников, милиционеров, гаишников. Они ВСЕ, ПОСТОЯННО, во время общения начинают облокачиваться на мотоцикл! На ручку, на фару, на багажник… Некоторые пытаются ноги поставить… И ведь обижаются, когда объясняешь, что ты то байкер добрый и терпеливый, а недобрый и нетерпеливый уже в морду бы дал за такое поведение…
   Но не всё так плохо. Вот на границе Узбекистана и Киргизии, на узбекской части, с нами мило побеседовали и даже водой холодной напоили. Попугали нас рассказами про диких киргизов, посоветовали быть осторожнее и спокойно отпустили.
   Должен признать, Узбекистан в моём понимании резко выделяется теперь среди остальных «-станов». Это самая консервативная (на европейский взгляд) страна. Она умудрилась сохранить свою восточную самобытность, не опасаясь ни мощного влияния запада, ни косых взглядов извне. Очень понравилось отношение людей вокруг. Не только к нам, но и друг к другу. Опять же – этот сумасшедший закон про растаможку машин. Но ничего ведь, не жалуются. И покупают Daewoo, поддерживая отечественного производителя. Правда, и ломаются они раз в 10 реже той же Приоры…

   Или вот ещё пример – за первую кражу ТС дают 15 лет колонии, за повторную – пожизненное! Ведь идеально! Как результат – полное отсутствие краж техники. Рай для байкеров!

   К тому же, Узбекистан целиком и полностью подтверждал мою собственную теорию о том, что о любой стране можно легко судить по качеству пельменей, изготовляемых в этой стране. Пельмени в Узбекистане были шикарными. А девушки... Каждый брошенный на нас взгляд тёмно-карих восточных глаз из-под длиннющих ресниц заставлял в глубинах души ворочаться что-то так давно забытое, но всё ещё сидящее где-то там… Но это совсем другая история.
   А вот с бензином там «не очень». Во-первых, примерно 96% местных автомобилей работает на газу. Как следствие, заправок там не так много. И, во-вторых, бензин там очень «так себе», и надо быть очень внимательным при выборе места заправки. Постоянно наблюдали такую картину: чистое поле, торчит полуразрушенная, полузаросшая травой заправка (единственная работающая на последних 100 километрах). Подходим к развалившемуся на уличном диване мужику, спрашиваем:

– Бензин есть?

– (Радостно.) Есть!

– М-м-м, а какой?

– Е-е-есть!

– 76?

Активно кивает.

– 80?

Ещё более активно кивает.

– (С надеждой.) Неужто и 92 есть?!

– Е-е-есть!

– !!!!А где?!

– Вот!

   И тычет пальцем в одиноко стоящую колонку с одним шлангом. Делать нечего – заправляемся. Отодвигаю Магну, начинаю крутить стартер. Мотоцикл чихает, хрюкает, стреляет в глушители, пытается крутиться, но не заводится. Думаю всё, приплыли. Ан, нет! Я ж забыл кнопку зажигания включить! Ещё бы похуже был бензин, и мотоцикл заводился бы на калильном зажигании, без искры. Дело немного спасает заветная баночка бережно хранимого октан-корректора, плюс разбавляем всю эту адскую смесь бензином, который везли в канистрах из самого Казахстана. К слову – бак у меня 14 литров, до резерва его хватает в таком неторопливом режиме на 220-240 километров. Так что запасной 6-литровой канистрой я пользовался достаточно активно.

В итоге, границу мы достаточно быстро прошли около Учкургана через посёлок Нарын. На всё оформление ушло около получаса.

   Рома: «Что занятно – когда переходишь границу, ты ожидаешь увидеть нейтральную территорию, контрольно-следовую полосу…Тут же…было поле… засаженное картошкой, стоял развалившийся трактор, и, конечно, местные на ослах.
   Илья: Узбекская часть границы – каменное здание, 2 этажа, высоченный забор, камеры наблюдения, автоматический шлагбаум, автоматчики, у киргизов – деревянный вагончик и спящие в нём погранцы и таможенник, а кругом – картошка растёт!!!»
   На киргизской части границы мы трижды спросили – нужна ли в стране регистрация и нужно ли оформление временного ввоза мотоциклов. Ни то, ни другое, как нам объяснили, не нужно. Киргизия нас встретила впервые за долгое время отличным асфальтом, девушками в джинсах и практически равнодушным отношением к нам местных. Такой резкий контраст всего за какие-то полчаса и 5 километров!

   Обменяв деньги в закрывающемся банке (местные сотрудники из последних сил убедили ворчащую кассиршу обменять доллары на местную валюту для иностранных гостей, за что им отдельное спасибо), мы отправились вперед по трассе, к вечеру собираясь добраться до Токтогульского водохранилища. Спустя километров 50, после того, как мы проехали какой-то небольшой туннель, у нас у всех челюсти упали вниз и не поднимались до самой вечерней стоянки.
   Это было что-то неописуемое. Красивейшие и живописнейшие горы, горные озёра, ущелья, горные речки и водопады, идеальный серпантин с поворотами на 180 градусов.. Честно говоря, до этого я думал, что такое есть только в Европе, потому что даже Горный Алтай не шёл ни в какое сравнение с увиденным.

   К водохранилищу мы подъехали уже на самом закате. Нам очень повезло, пейзаж был просто потрясающим. Заходящее кроваво-красное солнце, вспарывая острыми, как бритва, лучами клокочущую и бурлящую толщу облаков, опускается всё ниже и ниже... И вот, оно уже почти полностью скрылось в нежно зеленой воде, но на вершинах окружающих гор ещё долго лежит красный отблеск, медленно и нехотя поднимающийся вверх, к залитому кровью небу... К сожалению, фотоаппарат не может передать даже части того, что было на самом деле…
   На самом берегу этого водохранилища стоит двухэтажная гостиница «Кок Бэль» со смешными ценами (что-то около 120 рублей за сутки). «Эндурасты» сняли номер, я же отправился ночевать на берег озера – что, я просто так тысячи километров катаю палатку с собой?

   Администратор гостиницы оказалась на редкость разговорчивая и весёлая мадам русского происхождения. За любезно и бесплатно предоставленным нам ужином – 3 чайника чая и булка хлеба с маслом, я рассказал ей о своих планах ночёвки на берегу. Она посмеялась (правда, она всё время смеялась...). «Ой, на берегу так хорошо! Так прекрасно! Хи-хи-хи. Только вы там осторожнее, свет не включайте. У вас есть фонарик? Есть? Вот и хорошо! Вот его и не включайте! Хи-хи-хи-хи. А то набегут фаланги и тарантулы, начнут прыгать и кусаться. Они, кстати, больно кусаются. И прыгают высоко, метра на полтора! И скорпионы повылезают. Так что да, идите. Только осторожнее. Хи-хи-хи. Кстати, я упомянула про змей, ползущих ночью на водопой?»...
   Гммм... Восток дело тонкое, знаете ли. Но отступать-то уже поздно! Что такое фаланги, я тогда не знал, так что мне было ну жутко интересно узнать, что это такое!

   Я целый час бегал по пляжу, размахивая фонариком и пытаясь призвать этих фаланг, или хоть какого зачуханного скорпиона. Бесполезно. Ни-че-го. Однако, как показала последующая разведка, весь пляж почти полностью зарос крупными и пахучими зарослями конопли...
   Может быть, в этом как раз и есть ключ к разгадке таинственного появления лохматых и прыгающих паукообразных? Не говоря уж про очень хорошее настроение администраторши… В любом случае, я спокойно уснул в палатке, так никем и не потревоженный. Утро было непростым...

   Чего смеётесь, непростым оно было потому, что рано встали, а впереди лежал самый сложный и самый красивый участок пути – 300 километров живописнейших высокогорных лугов, залитых изумрудной травой и жарким солнцем, серпантины, перевалы, июльский снег и многое другое.
  
Рома: «Выдвинувшись с базы, мы позавтракали в чайхане в тени виноградника. Нам надо было проехать 80 км вдоль водохранилища, переехать по мосту через речку шириной метров 10, и вернуться 80 км на то самое место, откуда мы стартовали, только на другом берегу водохранилища шириной километра 2. Как ни крути, горы диктуют свои условия логистики…
    Да мы и не против вовсе, шикарнейшие виды и разнообразные горные реки завораживают своим видом, и километры незаметно наматываются на колёса по очень даже неплохому асфальту.
   Слово за слово, километр за километром, дорога начала уходить в гору, вот уже и лиственные исчезли, вот они, наши родные елки, сосны… О-О-О, пошли темнохвойные, потом и вовсе деревья закончились, а мотоцикл как-то подозрительно перестал тянуть, и скорость упала до 40 км/ч…

   И вот за очередным поворотом лежит снег!!! Какой снег?? Откуда, у нас же 40 градусов!!! Но глаза не обманывают, стоит стела «Джелалабадская область», достаю навигатор – показывает 3128 м. Мдяя… ну и как-то прохладно там, градуса 3, напяливаю куртку, перчатки… Дальше километров 60 ехали по «другой планете». Деревьев нет вообще, холодно, но при этом вокруг изумрудные альпийские луга, лежит снег, видно как на макушках гор тают ледники, образуя ручьи, которые сливаются в общие потоки, а те – в реки… Так вот откуда они берутся!
   Высоко в горах стоят юрты, каменного жилья нет – стройматериалы туда доставлять тяжело, да и киргизы – кочевой народ. Вдоль дороги стоят прилавки с бутылками разноцветной жидкости. Я вначале думал, что это напитки, ан нет. Местный бизнес– закупают на АЗС масла, антифриз, бензин, разливают в подручную тару и вот так продают.
   Там, высоко в горах, посреди холода и безмолвия стоит заправка… Газпрома! Дальше – больше, веселей! Дорога снова ползёт вверх, петляет, извивается, но резина цепко держит дорогу, каждый метр дается мотоциклу с трудом, а очередной чекпойнт – уже 3250 м.

(Я: «Ничего не знаю! Магна – как танк, практически не замечала разрежённого воздуха, а с удовольствием катила дальше, не мешая мне разглядывать пейзажи»).

   И вот перед нами тоннель сквозь гору, длиной 3500 м. Казалось бы, ничего особенного, чего мы, тоннелей не видели? Но когда попадаешь внутрь – на тебя начинает давить темнота, она становится почти материальной, обволакивает тебя, проникает внутрь и холодной рукой сжимает сердце. Ситуация усугубляется тем, что тоннель очень узкий, навстречу ползут фуры… Откуда там фуры?? Но Камазы страшно коптят, тяжело дышать, слышишь вой и думаешь – что это??? То ли моя резина, то ли какой подшипник навернулся… Оказывается – так работает вытяжка. Точнее, она не работает, давно уже забилась, оттого и воют натужные вентиляторы. И вот он – свет в конце тоннеля! Солнце бьёт по глазам и ослепляет, а открывшиеся просторы вселяют в душу неописуемый восторг и ощущение свободы! И снова серпантин, 40 километровый спуск, на каждом втором повороте – реклама эвакуаторов! И не напрасно: за полчаса спуска видели 3 аварии: кто-то не справился с управлением, кто-то перегрел тормоза...
   Уже у подножья, в ущелье, мы с Пашей километров 10 шли в паре: Паша обходил меня на прямых, зато я его «делал» в поворотах. (Я: «Не, не, не, всё не так. Я ПОЗВОЛЯЛ ему меня обходить. Иногда…»).
   На финише нам дорогу перебегал полиэтиленовый пакет, я хотел его пнуть, но промахнулся…. А вот Паша попал! Пакет оделся ему на ногу! Как же я хохотал, видя, как он сучит ножками, пытаясь ещё километров 10 избавиться от него.

   Спустившись, пошли в сторону Бишкека. Приехав на место, было принято волевое решение «стрельнуть до Иссык-Куля». Оставалось всего-то 200 километров. Но по пути нам опять пришлось разобрать «Серёгу».

Рома: «В горах я включил подогрев ручек… да забыл выключить, а так как я его запитал на замок зажигания, то основной предохранитель у меня потихоньку выплавился… При этом героический мотоцикл упорно продолжал ехать, хотя вольтметр и показывал 3,5 вольта.»
   Проблему быстро исправили, заменив предохранитель, и поскакали дальше. Оставалось всего-то чуть больше сотни уходящих в вечереющие горы километров. Именно так я подумал, когда дорога зашла в Бомское ущелье. Когда показался свежий идеальный асфальт по две полосы в каждую сторону, я с ликованием ринулся догонять товарищей, воткнув долгожданную шестую передачу и взревев томившимся в ожидании простора двигателем. (Я отстал – нудный гаец долго пытался опознать во мне иностранного шпиёна). И вот – 140, 160... Магночка парит над асфальтом. Но что это? Впереди, в лёгкой дымке, я увидел скопление машин. Нет. Не-е-е-ет!… Через 7 километров асфальт заканчивался. Ваапще. И начиналась жуткая пробка из машин, пытающихся поскорее проскочить по пыльной разбитой грунтовке. Пылища стояла такая, что меня запросто могли переехать как встречные, так и попутные машины (а были ещё и поперечные!). Причём, кое-кто постоянно вылезал во второй и третий ряд, распихивая остальных, что явно не способствовало равномерному движению. Этот пыльный кошмар мне удалось как-то проскочить и даже догнать парней – дела впереди были нисколько не лучше. Пробка конвульсивно тащилась вперёд, всё больше поднимая пыль. Вечерело...

   Не знаю, что это за магия такая, но по ночам все водилы-киргизы превращаются в узбеков. Сначала с нашим появлением на дороге как-то считались, однако, с заходом солнца нас то и дело выдавливали на обочину. Сзади постоянно бибикали бешенные маршрутчики, спереди лупили дальним светом, машины постоянно пытались устроить несколько дополнительных рядов. Короче, кошмар!
   Делать нечего – надо было срочно вырываться из этого хаоса. Ромка включает аварийку, я зажигаю свою «люстру» и мы идём на обгон, пытаясь проскользнуть между машин. Гравийка продолжалась почти 100 километров и поднималась по узкому ущелью вверх. Никаких красот разглядеть в полной темноте и пылище не было никакой возможности.

   Чуть-чуть свободнее мы вздохнули, когда добрались до Балыкчи. Оттуда начиналась Иссык-кульская область с платным въездом. Решив, что тут то водители образумятся (как никак – курортная зона, много посёлков), мы решили доехать до Чолпон-Аты, и там где-нибудь заночевать. Куда там!
   Несмотря на полную темноту и хреновый асфальт (по полосе в каждую сторону), автомобильный хаос даже не думал затихать. Уже начались не двойные, а тройные обгоны! Было решено, что до Чалпон-Аты лучше доберёмся утром, когда дикие водители превратятся обратно из узбеков в киргизов, а сами пока где-нибудь переночуем. Это оказалось несложно, так как уже началась курортная зона, где каждый второй домик сдавался. Ещё не веря себе, мы закатили мотоциклы во двор, сняли вещи и экипировку, и только тогда выдохнули.
   Вечером мы выпили пару чайников чая, съели по паре ролтонов, которые лежали недалеко от протекшего в кофрах шампуня «морозная свежесть» (характерный синтетический привкус во рту и ощущение того, что ты ешь крашеный пол на даче, сохранился аж до обеда следующего дня), пообсуждали этот самый «тонкий восток» и бухнулись спать.

   Следующий день у нас был «разгрузочным». Без проблем отыскав съёмное жилье в Чалпон-Ате по 200 сум с человека (это порядка 120 нашенских рублей) мы отправились на пляж Иссык-Куля. Хор-р-р-рошее место! Отдыхай – не хочу! Тут и верблюды для фотографирования, и грязь лечебную и вонючую можно на себя ведрами выливать, и прохладная солёная вода тёмно-синего цвета… Вокруг шныряют детишки, предлагая надорванными голосами прелести местной кухни «Грррячая варрреная кукррррруза»!
   По пути на пляж нам встретился какой-то местный гопник, который, представившись сотрудником службы безопасности, изъявил желание посмотреть наши личные вещи на предмет контрабанды. Услышав отказ, предложил пройтись во-о-он до тех кустиков… На наше резонное требование показать соответствующие документы, этот тип сказал, что и документы там же – во-о-он в тех кустиках. В общем, бодались, бодались (он даже пытался по перевёрнутому вверх ногами телефону вызвать подкрепление), да отпустил нас с миром. Может быть, местные просто так развлекаются, не знаю.

   Вечером три сваренных заживо байкера поковыляли с пляжа домой. Честно говоря, мы были уже сыты по горло этим самым Востоком. Мы с Ромкой как-то вяло ещё пытались предложить прокатиться завтра в горы или рвануть вокруг озера, но Илюха был непреклонен – хочу, говорит, к семье.
   В целом, мы разделяли его взгляды. Я вот как-то тоже ну очень соскучился по русским девушкам и асфальту. Или асфальту и девушкам. Так что решено – утром едем домой.
   Несмотря на то, что Алма-Ата находилась всего-то в 100 километрах от нас, дороги, где бы я спокойно мог проехать, просто не было – южную границу Казахстана отделял мощный горный хребет. Так что пришлось навернуть крюк в 500 километров...

   Достаточно длинный участок киргизско-казахской границы представляет собой многокилометровый забор с колючей проволокой. И одной вышкой. Так что границу можно пересечь ползком, бегом, вплавь, подкопом – как угодно – на любой вкус. Мы же, как приличные путешественники, отправились по дороге. Подкатываем к посту – выходит таможенник. Вот сразу, сразу (!) он мне не понравился. Берёт документы, тыкается туда носом, и уже через 3 минуты нам сообщает, что таможенной декларации на ввоз транспортных средств мы не имеем, а, значит, мотоциклы наши вместе с нами арестовываются и везутся в Бишкек для последующего разбирательства. На все наши возражения, основанные на том, что этих самых деклараций у нас нет из-за некомпетентности ваших же собственных сотрудников, в поте лица трудящихся на посту, где мы в эту страну заезжали, таможенник лишь разводил руками. Ну, думаю, приехали. А мне только начала нравится эта страна...

   Сажусь на заглушенный мотоцикл и провожаю злым взглядом наши документы, которые уже понесли в какую-то будку. Через 5 минут какой-то хмырь по громкой связи объявляет «Один из водителей мопедов зайдите», на что я гневно ору, что это мотоциклы, и даже Илюха меня уже не сдерживает.
   Однако наш «специалист по связям» – Ромка, схватив маршрутную книжку (оказывается, это просто волшебная штука!) удаляется и… через 10 минут возвращается с нашими доками! Волшебная книжка сработала, так как в соответствии с этими пыльными мятыми бумажками, мы теперь не просто туристы на мотоциклах, а представители ассоциации Сибирских мотопутешестевнников, отправившихся в заранее зарегистрированный маршрут по странам СНГ. О, как!

20 минут – и мы в Казахстане! Самим не верится! Удивительно, но Казахстан нас встретил казахскими дорогами.

Рома: «И ветром! Ненавижу казахский степной ветер! Он дует в лоб, он дует в бок, но он никогда не дует в гммм.. спину. Местами из-за встречного ветра наши 83 км/ч падали до 50...»

   Хотя должен признать, что бывают отличные участки со свежим асфальтом. На одном из таких участков мы уверенно поливали свои 83 км/час, во время чего и были пойманы на радар молодым гайцем. Забирает документы, идем в машине, там толстый лейтенант. Превышение на 23 километра, 16 тысяч тенге с каждого и прочее-прочее-прочее…

Рома: «Ну, на самом деле эта подстава была на следующий день по пути в Семей, и когда гаец озвучил сумму в 16000 тенге и, хитро прищурившись, спросил: «Чего делать будем?». Я сказал: «А, оформляйте, денег у нас всё равно нет, осталось по 1000 тенге на бак бензина, так что платить мы всё равно не станем». На что он предложил нам оплатить, когда приедем домой в Россию, чем только вызвал мой гомерический хохот… Тогда обескураженный, он потащил наши документы в машину, на разборку к высшему начальству.»

   С одной стороны, опять хочется наорать, с другой стороны понимаем, что дело это не исправит. Тут я вспоминаю случай на таможне, на меня накатывает творческое настроение, и я расцветаю в страстном монологе, посвящённом тому, что: «мы не просто туристы, мы аж из самого сердца Сибири с геополитическим приветом ехали в Самарканд, чуть ли не мощи чьи-то в рюкзаках везли на упокоение в святом месте. По пути пробега, проходящего под эгидой ассоциации мотоклубов Сибири, мы встречаемся с различными (официальными, естественно) мотоклубами дружественных государств, а сейчас мы уже завершаем пробег, но не вкладываемся в график из-за того, что у вон того мотоцикла (наугад тыкаю пальцем в Ромкиного пони) отказал карбюратор, и для того, чтобы маршрут считался выполненным, нам сегодня необходимо проехать ещё километров 600, а завтра, так и вовсе 1000. От этого, а отчасти и от усталости, просто не заметили знака «Населённый пункт», что и привело к такому вот досадному недоразумению… А после возвращения в Новосибирск, будет смонтирован фильм (который, естессно, выложат во всеобщий доступ в интернет, а то и по центральному телевидению покажут), посвящённый нашей миссии, и, конечно же, там мы не откажемся от реверансов в сторону доблестных казахских служителей дорожного порядка…»
   Ромка всё это подхватывает, вытаскивает ту же самую маршрутную книжку, гаец её в задумчивости листает, слушая мою тираду. Затем что-то говорит на местном младшему, тот возвращает наши документы и желает доброго пути!

Вот так то! Чудеса дипломатии! И никакого мошенничества…

   В итоге добираемся спокойно до Алма-Аты, нас встречает Алип из мотоклуба «Nomads». Увидев наше не очень бодрое состояние, он тут же нас устраивает у себя в магазине-доме. Сам Алип занимается продажей запчастей, а также ремонтом любых мотоциклов. Вечером, после ужина, все вместе склоняемся над картой и колдуем над дальнейшим маршрутом.

Рома: «К счастью, у Алипа оказался атлас дорог Казахстана, настоящий, с километрами, городами и реками, а не наш навигатор и те сувенирные карты, которые мне удавалось купить в придорожных магазинах и на заправках. Как географ – я наслаждался и строил планы, где как проехать. По факту же пришлось снова ехать по навигатору…Как оказалось позже, нельзя ему доверять это дело, ой нельзя!!!»
   После длительных раздумий приходим к единому мнению – решено потратить день и посвятить его изучению Чарынского каньона, расположенному всего в 200 километрах от Алма-Аты, недалеко от границы с Китаем. Это тот самый, где побывали МакГрегор с Бурманом.

   Уже на следующее утро – 200 километров достойного асфальта, затем завтрак в придорожной кафешке, где мы встретили пару Алма-Атинских мотобродяг на Yamaha Serow и ИЖе! Блин, на ИЖе!!! Паша на нём искатал весь Казахстан и пол-России, говорит, был и в Праге, и во Владике. Кстати, при повторном просмотре Большой кругосветки с Макгрегором и Бурманом выяснилось, что и они останавливались в этой же кафешке. Ребята рассказали нам, как добраться до каньона и немного проводили. Провожали до тех пор, пока у Ижа не открутился выхлопной патрубок…
   Затем была так нелюбимая мною укатанная грунтовка. И вроде бы фигня – всего то 15 километров. Однако из-за большого количества песка я этот участок проходил со стиснутыми зубами, а Магна просто отказывается ехать по песку! Но куда деваться – рычит, греется, недовольно жужжит вентилятором, но едет. Проезжаем эти несчастные 15 километров – в чистом поле стоит шлагбаум. Там парнишка, денег требует. Вроде и объехать можно, с другой стороны – чего мальца обижать, если работа у него такая – в чистом поле сидеть. Скидываем цену в три раза, проезжаем.

   Открывается живописный вид – всё-таки не зря мы по той самой, по укатанной грунтовке ехали. Породе, образующей этот каньон, всего каких-то 12 миллионов лет! Высота стен достигает 300 метров. Здоровый, зараза…
   В сторону Алма-Аты мы решили вернуться той же дорогой, и перед самым городом по небольшой срезке уйти на федералку, ведущей до Семипалатинска, и по берегу Капчагайского водохранилища. Этой срезкой мы планировали (Рома: «Навигатор! Навигатор, сцуко, планировал!!!») срезать около 10 километров и сэкономить немного времени – все были уже уставшими, и хотелось скорее добраться до места стоянки. Всё бы ничего, но срезка оказалась строящимся участком дороги…
   Вопреки всем ожиданиям, это была даже НЕУКАТАННАЯ грунтовка, сменившаяся просто нагромождением больших камней… Ох, непросто мне дался этот участок. Вместо того чтобы сэкономить время, мы там провозились больше часа…
   Когда мы выбрались на асфальт – такой прочный и ровный разбитый асфальт – я долго у Магны просил прощения и обещал, что теперь-то мы поедем по федералке, и никакие грунтовки с ямами нам больше не грозят. Но даже примерно я себе не представлял – насколько я ошибался…

   На самом закате мы добрались до водохранилища. Озеро оказалось очень и очень красивым, однако место под ночёвку мы так и не нашли – всё было застроено санаториями и базами отдыха. Попытки что-либо выяснить по поводу кемпинга не принесли никаких результатов, кроме излишнего внимания аборигенов к нашим мотоциклам. Было решено ехать, пока едется, а там где-нибудь забуриться в лес.
   Дальше где-то свернули на обочину, завернули за кусты и оказались в шикарнейшем месте с песчаным пляжем и чистой речкой, где и встали на ночлег. Кстати, комаров там не было вовсе.

   Утро было непростым. Уже второй день я завтракал таблетками, но помогало не особо – озноб и температура держались. Однако за рулём становилось как-то легче.

Илюха: «Иссыкульское солнце давало о себе знать ожогами. Болело всё, руки и ноги не гнулись. Озноб и ужасное самочувствие ещё неделю напоминали мне о том, что нельзя спать на пляже…»

   Было предпринято волевое решение проехать сегодня более 900 километров и добраться вечером до Семипалатинска. При нашей максимальной скорости в 85 км/час, этот план звучал угрожающе сурово. Однако уже чувствовалось, что мы «на финише». Странное чувство – осталось более 1500 километров, а кажется, что мы почти дома…
   Трасса нас вывела на противоположный от того места, где мы были, солёный берег Балхаша. Там, на подъезде к Актогаю, мы как-то чересчур хитро по пыльным тропкам мы объехали ремонтируемый участок дороги и уперлись в прямой, как рельса, участок асфальта, сбоку от которого красовалась надпись – «Семипалатинск – 300 с гаком километров».
   Ну, думаю, сейчас-то будет рок-н-ролл… Всё-таки, федеральная трасса, крупный город. Если до этого асфальт был «не очень», то сейчас должен хороший начаться. Поеду свои 120, да парней буду ждать, отдыхая где-нибудь, доскачем быстро до поселка «Караул», а там и до Семея рукой подать.

Рома: «И невдомек было добрым молодцам, что хорошее место «караулом» не назовут!!!»

   Ничему этому не суждено было сбыться… Асфальт кончился через 20 километров. Началась разбитая в хлам дорога, с редкими вкраплениями уплывшего асфальта, большая часть которой составляла «укатанная дырявая грунтовка». Но я всё ещё верил в лучшее! Ведь не может такого быть, это просто не успели починить, а во-о-он за тем поворотом начнётся асфальт!
   Как бы не так… Через 100 километров такого безобразия (шли их более двух часов, за которые мимо нас не проехала ни одна машина) нам встречается какой-то джип. Я его останавливаю, и тут выясняется, что никакая это не федералка, а сама федералка в 20 километрах в стороне, но туда уже не проехать. А то, что нас сюда Ромкин «ЖоПээС» завел, так это мы зря. Тут ни дорог, ни бензина, ни даже местных ещё на сто километров… Поблагодарив сочувствующего казаха, я после его вопросов («А вы куда едете? Зачем едете? Как отдыхаете? Так отдыхаете?? И вас никто сюда на засылал?? Психи!), вежливо попросил удалиться, иначе он станет свидетелем жестокого убийства или, как минимум, суровой казни ставшего ненавистным навигатора.
   Смеркалось… Расклад «не очень» – асфальта нет. Бензин кончился. Следов цивилизации в 100 километрах в обе стороны не наблюдается, вокруг только болото и коровы. После долгих математических вычислений разливаем из канистр припасённый бензин в мотоциклы, в надежде, чтобы каждый протянул сотню, и двигаемся в самом экономичном режиме. Хотя у меня был режим один – не сломать раму и не упасть. Да.

   Много, много, много... Много сил и нервов ушло на том участке. Абсолютная пустота – парни отстали. Глушу двигатель – так вокруг даже мухи не жужжат! Ни-че-го. Только полоска уходящей в степь дороги.
   Однако, что это? Глазам не верю! Синий покосившийся знак АЗС! Как раз вовремя – чувствую, уже на парах иду. Дожидаюсь парней, сворачиваем к деревне. И правда – вот она, заправка! Только вот в будке нет никого.
   Но повезло – рядом оказался парнишка-пастух, в носу ковырялся. Объяснил, что заправщица уехала на ужин, и нам стоит подождать. Делать нечего, ждём. Через время он тыкает пальцем вдаль и говорит – вот она. Поворачиваем голову – на велосипеде едет девочка лет 10 …

С самым деловым видом подъезжает к нам, открывает будку: «Вам какой бензин?». «А какой есть?» – «80». Мда-а-а-а…

   Их 80-й – это в лучшем случае наш 76-й. Как детонирует двигатель, даже гммм… спиной чувствуется. Однако девчушка нас успокаивает – через 20 километров будет ещё заправка. Пролетаем их на одном дыхании, а я на небольших уклонах выключаю двигатель. И опять везёт – добираемся! Заливаемся бензином по горловины – до Семипалатинска остается каких-то 200 километров. Вокруг уже совсем ночь, но в Семее нас ждут местные!
   Впереди нас ждала борьба со сном и усталостью, и бешеная гонка по абсолютно пустынной, но асфальтированной трассе! Позади более 12 часов дороги и более 700 километров (не так много, конечно, но помним про среднюю скорость). Какая это была гонка! Роскошно! Дорога вела через болота, так что мы были подвержены массивной бомбардировке прилетающих в нас со скоростью 100 км/час насекомыми. Главное правило при езде по таким болотам – в случае прилёта в корпус какой-нибудь хренотени не стоит открывать рот и материться – а то придётся ещё отплевываться от залетевших в рот. Я шёл первым и мечтал только о том, чтобы не попалась спящая на дороге корова или верблюд…
  
  Рома: «По заверениям Паши Дикого, по дороге он видел ворон, орлов, куропаток, лис, зайцев, рысь и чёрта лысого… Следом в 50 метрах ехал Доктор – он видел бурундуков, сусликов и ёжиков. Следом ехал я, и ничего, кроме мошек и жуков не видел вообще. Вопрос – кто ночевал на конопляном поле? А плеер в это время голосил девчачьими голосами: «Нас не догоняяяят»! Конечно, кто нас догонит? Других таких идиотов нет, кто поехал бы по этой дороге…»
   Несмотря на мощный ксенон и «люстру», умудряюсь на скорости дважды «поймать» большие ямы. Дважды спрыгивал с мотоцикла, ожидая увидеть расколотый картер и вытекающее масло, однако ничего такого. Только подсветка номера отвалилась. Магна – танк, а не мотоцикл!

Рома: «В Семипалатинск мы прибыли только ночью. Нас тут же встречают на въезде в город и провожают домой. Пробег за день составил 950 километров. По аналогии со всем известным ЖЖ – в Казахстане есть свои номинации:

а) «Пьяный Баурсак» – получает байкыр, прошедший свыше 300 км по территории Казахстана от рассвета до заката по оффроуду вне дорог общего пользования. Принимаются данные с ЖПСа, в условиях отсутствия населённых пунктов. Фотка со старта и фотка с финиша. (Дата/время/километраж.)

б) «Золотой Баурсак» – получает байкыр, прошедший свыше 500 км по территории Казахстана от рассвета до заката.

в) «Дикий Баурсак» – получает байкыр, прошедший свыше 1000 км по территории Казахстана от рассвета до заката, а также прошедший перегон Актюбинск-Анальск (Аральск) через Иргиз (фотка у знака «населенный пункт – Иргиз» вместе с конем – обязательна). (Надо будет прохватить!)

г) «Отмороженный Баурсак» – получает байкыр, прошедший свыше 500 км по территории Казахстана от рассвета до заката в зимний период с 1 декабря по 1 марта.

д) «Бешеный Баурсак» – получает байкыр, прошедший свыше 1700 км по территории Казахстана за 24 часа..

   Так вот. Мы открываем свою номинацию «Русак-Баурсак» – для Граждан РФ, прошедших 950 км за день, из них не менее 150 км по грунтовкам общего пользования.»

В Семипалатинске мы были в 23.55 о чем свидетельствует мой звонок Димону, организатору известного казахского феста – «Мотополигон».

   Через 15 минут он нас подобрал возле памятника-самолета и проводил к себе домой. По пути случилось ещё одно примечательное происшествие – на одном из перекрестков с кольцевым движением мы якобы кого-то обидели. Тут же за нами вылетает полиция-перехватчик, прижимает к обочине, выскакивает из машины и начинает на нас тупо орать!!!! Я как-то не привык к такому отношению со стороны наших доблестных инспекторов и включаю полный игнор. Он чего-то там орёт, а я ковыряюсь в навигаторе – пытаясь понять, сколько же мы продубасили за день. В итоге поняв, что никто на него внимания не обращает и не воспринимает всерьёз, он скромно потупился и ушёл к себе в машину. Позже Дима объяснил нам, что у них на кольце нельзя перестраиваться, вообще! НИКОГДА! Заехал на первый круг – уходишь в первый сверток, заехал на второй круг – уходишь во второй сверток. Семипалатинск мне лично очень понравился, чисто, аккуратно, широкие улицы, аккуратные дома, что-то среднее между Челябинском и Питером.
   После ужина и традиционных кухонных разговоров мы прямо под открытым небом раскидываем спальники. Я на секунду закрываю глаза, открываю – а вокруг уже светло, жарко и пора в дорогу. Даже поспать не успел!

   Финишный участок прошли на одном дыхании. В карманах оставалась ещё пара тысяч тенге, так мы часть оставили на развитие фестиваля «Мотополигон», на остальное погуляли в приграничной кафешке, вплоть до того, что потратили до последней монетки, покупая воду, шоколад и спички. Быстро прошли границу, поплутали в Рубцовске – и вот она! Знакомая трасса. А главное – российский асфальт и – (никогда не думал, что такое скажу) адекватные гаишники! Контраст, знаете ли…

По дороге дважды чуть не влетаю в попутные машины – направо и налево кручу головой. Красивые девушки везде вокруг. Россия, я скучал!

Итог: 7200 километров. 4 страны – Россия, Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан. Новый опыт, новые знакомства. Опять – чуть-чуть, но измененное восприятие собственной жизни. Это не так заметно, но каждый осмысленно пройденный километр понемногу меняет тебя.

«…Захожу домой. Никого нет. В ушах гудит, тело деревянное. Всё кажется смутно знакомым, но чужим. Хожу по дому и просто трогаю вещи...»

А ведь по сути, всё, что надо для жизни, лежит там – в кофре, что на мотоцикле у подъезда. Ладно, передохнём немного.

   О том, что я отказался от Памира, я жалел всю дорогу. Однако большую часть сомнений развеяли увиденные в интернете новости: «Дорога Душанбе-Хорог закрыта из-за начавшихся после убийства таджикского генерала военных действий!»; «Множественные потери среди гражданского населения. Туристы, следовавшие по Памирскому тракту, отрезаны от цивилизации!». И так далее...

   Ещё раз хочется выразить благодарность парням, с которыми мы совершили это путешествие, и, конечно же, всему байкерскому братству, которое помогало нам и поддерживало на всем пути!
 

Честно говоря, я не собирался и не хотел писать этот отчет.

   Однако, вот он. Все эти страницы я написал практически неподвижно лёжа на кровати от нечего делать. У меня перелом позвоночника – третий перелом позвоночника за последние 20 лет. Кроме того, я только что навсегда потерял очень близкого и дорогого мне человека.
   К чему я это? Ещё пару недель назад голова моя была забита огромной кучей свалившихся на меня дел и проблем. Прямо таки руки опускались. Однако, все проблемы исчезли сами собой, когда я столкнулся с настоящим. С настоящей бедой и настоящей проблемой.

   Мы все говорим об этом, но мало кто делает. Когда же мы научимся по настоящему жить, а не откладывая жизнь на завтра? Ведь на самом деле между «потом» и «никогда» – нет никакой разницы! Когда мы научимся по-настоящему ценить то, что имеем? То, что сами здоровы и живы. То, что близкие нам люди тоже живы и здоровы. То, что жизнь настолько разнообразна и удивительна.
   А не отравлять свою первую и последнюю жизнь мелкими проблемами, с радостью ставя тот самый крест на себе, объявляя себя конченым и несчастным человеком.
   Я могу, заложив руки за голову и разглядывая потолок с треснутой штукатуркой, скрипя зубами от обиды и проклиная себя за глупость, придумывать миллионы различных вероятных событий и измененных действий, которые, возможно, вернули бы этого человека, а меня бы не положили овощем на больничную койку. Благо, времени на размышления было с запасом. Однако данности это не изменит. Единственное во всем этом хорошее – это опыт. Который позволит изменить будущее всей последующей жизни. Так что открой глаза. Открой, наконец, свой мозг! Порадуйся тому, что у тебя есть! И стань, наконец, счастливым человеком.
 

Текст: Павел Сероглазов (Wild), г. Новосибирск
Фото: предоставлены автором

Полное или частичное копирование статьи возможно только с активной ссылкой на http://motodrive.com.ua
Подписной индекс издания 90693

Все, что связано с МОТОКРОССом - здесь!
   Наши партнеры