Рубрика:

Путешествия

 Журнал: 3 (2013)

Мавритания




 

 

Мавритания

   Пришло время и возможность рассказать о Мавритании. И эта возможность появилась неожиданно – меня отконвоировали в тюрьму. Много чего произошло и происходит, но давайте по порядку.

   Впечатления начинаются сразу после прохождения Марокканско-Мавританской границы, которая как бы взялась ниоткуда. Ехал, ехал, и тут – раз: флаги, стены и… шлагбаум посреди дороги в обоих направлениях, дежурки, военные, полиция… Но дальше – вроде снова простирается пустыня. Переспрашиваю: «Это точно граница, или очередной блок пост?». Смотрят как на идиота, но отвечают с улыбками, типа да, дальше Мавритания. Если не считать часа, что ушёл на обед высокого начальства, я прошёл границу быстро, минут за 15. Выезд за внешний шлагбаум и… всё. Действительно ВСЁ! Асфальт и дорога обрываются, дальше – апокалипсис, напоминающий последствия ядерной войны и всех мыслимых катаклизмов. Первая мысль и она же – произнесенное нецензурное слово из 6-ти букв… Впереди меня ожидали торчащие из планеты Земля, как зубы чудовища, наплывы скал, острые булыжники, вперемежку с песчаными и пылевыми взрытыми лужами или просто проплешинами неизвестной глубины. Всё это месиво – как застывший океанский прибой. То тут, то там, как обглоданные роботами технологические трупы, лежат погибшие при попытке преодолеть такую «дорогу» машины и автобусы. Их ещё не убрали в общий могильник, находящийся чуть в стороне. Там лежат сотни ободранных скелетов легковушек, а дальше по обочинам – ещё десятки: эти прошли «полосу препятствий», но умерли от ран. Вдохновляющее начало… Благо, этот кошмар длится всего пару километров, и с началом мавританской территории снова появился асфальт. А то был участок ничейной земли, до которого нет дела ни Марокко, ни Мавритании. А зря – эта преграда не дает множеству автотуристов и кемпероводов развивать туризм в Мавритании. Вторая граница пройдена так же быстро. Да и что с меня взять? Попытка взять денег за проход была пресечена справкой об уплате визового сбора.

   Дорога узкая, но нормальная, по сторонам – продолжение пустыни и возникающие время от времени разбросанные по сторонам поселения, даже не знаю кого. Наверное, пастухов и тех, кто как-то кормится с дороги. Это навесы, палатки и лачуги из всякого подручного хлама. Реже встречаются домики из самана. И уж совсем не часто – посёлки. Очень много постов полиции и жандармерии. Везде остановись, дай ксерокопию паспорта и ответь на стандартный перечень вопросов: национальность, откуда, куда, зачем, есть ли подарок. Иной раз этого мало, и начинается возня с занесением в журнал всех данных. За день таких остановок могут быть десятки. А вокруг множество мусора и трупов животных на обочинах, и чем дальше – тем больше. До Нуакшота засветло, естественно, не успеть, и проехав пару часов в темноте, я заночевал на очередном блокпосту полиции, поставив палатку в пяти метрах от их дежурного джипа. Считаю, что это правильнее, чем прятаться за кустиками и барханами, тем более что я с мотоциклом. Практически ни в одной стране мира мне в подобных просьбах о ночёвке не отказывали. Ну, иногда просят поделиться кофе или ещё чем-нибудь – оно и понятно, тут пьют только сладкий чай с мятой, так что, какое ни есть, а разнообразие. Ведь страна находится в начале своего становления: прошло всего 5 лет, как в 2007 году отменили рабство. Где-то полный развал, а где-то идёт обширное глобальное строительство. Но трущобы живут, как всегда, своей жизнью. Почему-то вспомнился СССР: у нас настолько хорошо, нам так прекрасно, что кто-то обязательно должен хотеть нас завоевать – поэтому множество полиции и военных с их уставным видением ситуации. Но сами военные – люди очень открытые и общительные, вежливые и улыбчивые. Наверное, потому, что я сам всегда первый приветствую и улыбаюсь. На угрюмое лицо и реакция соответствующая. Но служба есть служба, и её обилие в Мавритании портит туризм. Встретил и познакомился с автокомандой «Нидерланды – Дакар» из 18 человек на 4-х новых укомплектованных под жесточайший экстрим внедорожниках и техничке сопровождения. Очень жаловались на сложности в пути и бесконечные проверки…. Мы потом снова встретились, уже в Дакаре – ребята с победным настроением собирались в обратную дорогу домой. Я действительно не хотел их расстраивать, но они сами начали расспрашивать: откуда-как-куда… По-моему, после нашего общения настроение у них немного испортилось. Основной шок ими был получен от информации, что мой проект никто не поддерживает, а у них – с десяток спонсоров, да и обеспечение неплохое. В общем, сказали, что будут ждать, когда я заеду к ним в гости. Но я отвлекся…

   Нуакшот – город с несколькими лицами. Очень понравился частный рыболовецкий промысел на берегу океана. Красиво и экологично. А вы знаете, что рыбу фугу (рыба Луна) из употребления которой в Японии сделали экстрим-процесс, в Мавритании кушают также просто, как и любую другую? И я тоже ел неоднократно! Мавританские рыбаки просто прикалываются над туристами, делая страшные глаза и вызывая особого повара (местную Маму Джамбо). Кипящее масло в казане, специи, сок фруктов… Бон аппетит, покойнички! На самом деле, меню довольно скудное. И быстро приедается. Я, когда только приехал из Сахары в Нуакшот, остановился в маленьком хостеле-кемпинге «Сахара» (кстати, рекомендую). Первым делом спросил, где поесть – оказалось, что через дорогу – ресторан «Мама Сахара». Заказал, что было (опять тажин), а потом повторил ещё два раза. Мама заведения, её дочка-помощница и посетители сразу признали меня своим другом и просто влюбились. С этого момента я – свой (цена уменьшилась в два раза, а порции увеличились, плюс появились всякие острые соусы). Но пива – всё равно нет! Вода, кола, пепси, местные напитки и «экзотика»: верблюжье молоко в тетрапаках, хотя свежее мне понравилось больше.

   Вторая сторона Нуакшота – это новые районы с новыми дворцами, мечетями, административными и другими зданиями, госпиталями и другим подобным.

Третья сторона – кварталы бедняков или трущобы.

   Сфотографировать самую молодую столицу Африки, чтобы создать общую картину жизни в Нуакшоте, оказалось проблематично. Если на побережье и в трущобах я мог снимать болтающимся на шее фотоаппаратом, прикрыв его рукой и курткой, то в новых районах с дворцами, охрана при виде камеры сразу требовала разрешение для прессы, удаляла всё отснятое и ещё грозили конфисковать камеру до момента выезда (и так пару раз). Ну нет, так нет – будет побережье и руины... Много различных мастерских и лавочек, ничего особенного по мастерству или культуре, просто люди трудятся, зарабатывая на жизнь. Основной бич города и всей страны – неимоверное количество мусора, который просто вкатывается в землю. Один раз меня занесло на слоях пластиковых бутылок – упал. А озёра нечистот посреди улиц? Я категорически против лазить по помойкам и снимать негатив про какое-то место, мало того, глаза быстро перестают замечать все это. Но камера просто снимает то, что видит, и, просматривая фото, я сам поразился. Что сказать, сегодня Мавритания и мусор – одно целое, это часть внешней жизни мавританцев. В некоторых своих ухоженных домиках и двориках они очень внимательны, и там просто райские сады. Ну, а помойная улица – так она же ничейная…. Что, знакомо? Жена Ира мне сказала, что некоторые специально летят в Нуакшот, чтобы вкусить его прелести – у каждого свои развлечения. Имел возможность проехать и исходить пешком практически все районы – да, интересно и познавательно. Но чтобы лететь специально, раз за разом…
   Следующая виза наконец-то получена – теперь можно и в дорогу, наведаюсь в следующую культовую мототочку – Дакар. Именно наведаюсь, ибо мне дали очень короткое время на визит, буквально хватит съездить туда и назад. Увы, а я ещё планировал открывать в Сенегале остальные африканские визы… Но, как говорится, «человек предполагает, а Бог располагает», поэтому следующее по хронологии повествование требует отдельного абзаца и названия.

Итак: Казнь

   Да, меня почти казнили. Точнее, линчевали. Вас когда-нибудь казнили? Нет? Поверьте – оно вам не надо. Вспомните историю становления Америки. Полковник и судья Линч ввёл практику казни без суда и следствия, только по подозрению. В Америке это было традиционное повешение или расстрел. В Африке всё проще и одновременно экзотичнее. Тут мало деревьев (по крайней мере, в той части, где я нахожусь), поэтому повешение не прижилось… Ну а рассказы, что в этих краях даже детишки имеют автомат Калашникова, сильно преувеличены. Мачете здесь не нужны и их тоже нет, а ножи – один позор. Короче, дело было так… В этот раз я сделал всё по правилам. Расстояние большое, дорога плохая, по-любому ночевать предстояло в пути. Дороги в Мавритании ужасные, а точнее, они почти отсутствуют. Хотя в этой части страны якобы идёт строительство дороги на восток. Где-то что-то делают, где-то – нет, но направление избито и изрыто разнообразной техникой, а в тех местах, где она застрянет или буксует, образуются ловушки, которые не объехать. Где есть участки дороги, всё равно нельзя расслабляться: это не дадут сделать множество ям и камней, особенно опасны неожиданные пустоты, что образуются под покрытием, иной раз – до 4 метров глубиной и в ширину одной полосы дороги. Многие туда проваливаются… Я видел много разбитой техники. Да что там – большие грузовики, сломанные пополам и разорванные на куски, как детская игрушка, разбитых легковушек – огромное множество. Ещё больше трупов животных: обочины усеяны верблюдами, коровами, ослами, козами и лошадьми – жертвами столкновений. Люди при этом тоже часто гибнут. Воняет всё это очень гадко и мерзко. Да и смотреть целый день на это – то ещё удовольствие… Не езда получается, а борьба за километры с тяжёлым осадком на душе. После такого пути сильно устаёшь, к тому же, ещё сильно изматывает жара. Решил не тянуть до темноты и, как только стали спускаться сумерки, договорился с очередным постом полиции о ночёвке на краю села. Установил палатку (вызывающую неизменный восторг у местных) и просто свалился. Остыл, успокоился, через часок перекусил и лёг спать. Ночью услышал возню возле мотоцикла, думал, что какой-нибудь бродячий осёл или коза жуют чехол. Выглянул – и понеслось… Меня просто выдернули из палатки, сунули в рот какую то пропитанную солярой и маслом дрянь, и сходу нанизали на меня несколько покрышек. Достаточно болезненно, и, кажется, в одной из покрышек что-то сдохло… Последнее, что я увидел – меня поливают бензином из моей же красной пятилитровки. Потом я только слышал, но видеть не мог, так как бензин очень жжёт глаза и трудно дышать. Самое обидное, что совершенно ничего не мог сделать! Напоминаю себе, что болевой шок должен убить меня раньше, чем я сгорю. Но надежда на это не очень большая, раньше от шока я и сознание не терял, только падала чувствительность повреждённого места. Интересно, как это пригодится мне в данном случае… Хорошо, что мои так и не узнают, что произошло… И тут возникла небольшая заминка, я так понимаю – это была ирония судьбы: пошли спалить преступника, а спички взять забыли. Чисто по-местному (на моё счастье). Вторая моя удача – наконец-то проснулись полисмены и вмешались. В третий раз повезло в том, что никто из них не стал стрелять из своего оружия рядом со мной. Судя по толчкам и ругани, они отбили меня от нападавших и разогнали их. Кто-то из полицейских ушёл, громко ругаясь, кто-то стал стягивать с меня нежданные «украшения», а кто-то – поливать водой. Что было очень кстати, так как всё тело жгло невыносимо. Потом была долгая беседа с полицией, объясняющей мне, что это ошибка и всё такое. Мол, никогда такого раньше не было… А тут разбойник в окрестностях завёлся на мототехнике, вредит всячески и население достал сильно. А они, не разобравшись, кинулись мстить… Но, судя по тому, что я не получил ни одного реального удара, не считая тумаков – они шли не разбираться. Шли конкретно убивать, линчевать по-африкански, благо, старых покрышек кругом – полно, а бесплатный бензин я сам привёз. Вещи, что были на мне, пришлось бросить, ибо пропитанная бензином ветошь – плохой попутчик в жару на мотоцикле. Спать, конечно, уже не довелось, да и полиция была на взводе. Палатку и остальное упаковал и ждал утра. А утро было необыкновенным! Ещё засветло несколько голосов начали песню, и вся деревня запела – это было прекрасно! Такое слышал или видел только в фильмах, очень красиво – появление первых лучей солнца под такое приветствие. То ли родился кто (я – во второй раз), то ли так у них заведено встречать каждое утро, я не знаю. В других деревнях, где я ночевал, такого не было. На мое предложение вместе сфотографироваться, полиция ответила категоричным отказом – в форме не положено. Потом километров 20 меня на всякий случай сопровождали, потом попрощались и вернулись. Когда проезжал через село, ещё видел тлеющие остатки единственного на всю деревню магазина с товаром. Возможно, именно его хозяин и бранился в ночи. Восприятие дня просто необыкновенное, звуки и краски – супер. Вот только воняет все бензином, зато комары и мухи стороной облетают. Вымыться мне удастся в лучшем случае через несколько дней. Купаться в местных грязных водоемах я не рискую. Уж лучше парфум «ессенсе» (так здесь называют бензин). Еду, преодолевая новые километры по всё тем же разбитым дорогам. И вдруг я упал. Мозги были заняты осмыслением прошлых событий. Ну, не каждый день меня пытаются спалить живьем… Вот и не заметил местную ловушку – раскисшую до состояния полужидкого пластилина глину с подсохшей маскировочной корочкой сверху. Мот стал неуправляем, меня занесло и произошло падение. Первое! Кстати, за время нашей дружбы с этим мотоциклом я дал ему имя «Дружок». Поднял его, и уже внимательнее к настоящему, а не прошлому, двигаюсь дальше. Плохие дороги, но улыбчивые и приветливые люди, а по пути – посты-посты-посты…

Продолжение также может носить отдельное имя.

Ёжик для Иры

   На очередном посту меня вежливо арестовали. Нежно отобрали все документы (в рюкзаке остались ксерокопии). Причём, забрали оба загранпаспорта: не успокоились, пока не отрыли среди вещей второй. В одном из паспортов стоит печать о наличии второго – так что, ребята оказались неглупые. Дальше – конвой, как говорится, «по этапу». «Ленд Круйзеры» с вооруженными воинами менялись примерно каждые полчаса, и таких передач было много. Потом меня загнали (убедительно пригласили, но без возможности отказаться) на закрытую территорию. Мот отдельно, я – отдельно. Ко мне приставили часового с автоматом и попросили немного подождать. Поднимаю небольшой шум: «В чём, собственно, дело?», и требую начальство. Вины за мной, как я думаю, никакой нет. Ну, кроме того, что я здесь и сейчас. Дали нары на улице, ибо в камере – невыносимо жарко (окон нет, а стены – горячие). Приехал какой-то начальник и начал пояснять – в том регионе, куда я еду, идут боевые действия и религиозная война. Большое начальство просто не знает, что со мной делать. Поэтому для моей безопасности меня охраняют… Потом была встреча с более высоким начальством, и пояснение, что я не шпион, что я действительно путешествую через Африку и не намерен участвовать в их конфликтах. Зашли на мой сайт, посмотрели карты маршрута, я вручил им бумажки от федерации мотоспорта Украины и Федерации мототуризма Европы: всё-таки, бумажки с печатями. Нашли компромисс, а дальше всё было просто – у них были заготовлены бланки для «расписки смертника», что вся ответственность за исход лежит на мне самом. Мне просто сказали – тебя убьют, обязательно убьют, но это нас уже не будет касаться. Дальнейшее развитие событий – меня конвоируют к границе с Мали, а дальше – уже мои проблемы. Утром обещают выезд (если «наверху» не передумают, конечно). Самое интересное в этом заключении было то, что после расписки отношение ко мне и их настроение сразу изменилось – абсолютно все (включая меня) стали счастливы! А ещё в этих застенках обнаружился неожиданный подарочек для моей Иришки. Ночью я заметил носящуюся по двору тень, думал, что это какая-то странная крыса, поймал, чтобы рассмотреть сие необыкновенное чудо: оказалось, что этим шустриком был ушастый ёжик, вернее, ежонок. Бегает и прыгает очень шустро, очень лёгкий и совсем не колючий, на высоких лапках. Совсем не агрессивный – чудесный малыш! Разбудил караул и потребовал свою фотокамеру – буду ёжика снимать! Дали, но нужно было видеть эту ночную фотосессию! У меня в одной руке камера, в другой ёжик, а вокруг – несколько человек с автоматами и плюс, два офицера контролируют процесс. Пару снимков пришлось удалить, что-то они на заднем плане увидели. Так что, любуйтесь!

Следующий день.

После ареста


   Мой конвой либо шутит, либо применяет повышенные меры предосторожности. Сегодня меня провели по местам боевой Африканской славы и партизанщины. Дороги, как таковой нет, но есть паутина множества песчаных троп и дорожек примерно в одном направлении. Джип конвоя с трудом проходит, мне тоже пришлось вымотаться изрядно. Тут набрался весь спектр уровней сложности, от пылевых озёр (не луж) до грязевых топей с увязшими в них трупами и каменистых равнин с острыми камнями размером со средний мяч. Они на джипе армейском осторожничают, а мне каково на груженой «Африке»?… Мало того, что я несколько раз падал, так ещё и колесо пробил, но какое-то время на нём был вынужден ехать, чтобы выбраться на менее топкое место. В замене камеры нет ничего сложного, если, конечно, это не происходит на раскалённой сковородке пустыни, в полдень, под палящим солнцем, да ещё в окружении мешающего протеканию процесса спецназа. Такую круговую оборону устроили, что пипец, хоть до границы ещё не близко. Дальше – снова борьба с трудностями, где каждый десяток метров – за счастье. Смена конвоя и – снова вперёд! Заехали на какую-то боевую высоту с каменными блиндажами, дотами, какими-то укрытиями… Много военных и полиции с различным вооружением, все очень серьёзны и напряжены. Думал, вот граница, и меня дальше отпустят одного, но нет – меня просто отправили вперёд, а сами ехали на расстоянии. Когда добрались до очередного блокпоста, «спецназовцы» записали в книгу что-то из паспорта, причём, почему-то инфу списывали из чужих виз и печатей! Думал, что это – уже последний кордон, дальше – граница, и я уехал. Однако, нет. А следующий конвой –только утром. На сегодня – всё. Ну и ладно, я здорово устал и перегрелся, в глазах – темно, меня лихорадит, я теряю координацию движений и ориентацию. Вода не помогает, меня тошнит. В мыслях только одно – не отключиться. Напросился в тень помещения, хорошо, что здесь без церемоний. Принесли воды умыться и попить. Куртку на пол, сам на куртку – час в прохладе, остыл, успокоился, отдышался. Потом ещё и едой немного поделились, я не помню, сколько дней питался «святым духом». Полузапеченная козлиная голова одарила несколькими кусочками мяса, а позже – ещё и пару ложек какого-то пшена добавили. Другой еды взять просто негде. В мотоцикле есть немного макарон, но его на остановках забирают. Наверное, боятся, что я куда-то без паспортов рвану, или ещё чего. GPS показывает, что меня ведут далеко в сторону от отмеченных дорог, но я не чувствую угрозы от конвоя. Хотя, при сложившихся обстоятельствах, легко можно убить меня в любом глухом месте и всё списать на моё упрямство, воинственных кочевников или экстремистов-малийцев. Наверное, очень умные люди в правительствах придумали, что турист и в Африке должен быть безоружен и беззащитен…

   Посмотрим, что будет дальше. Мой GPS Garmin, даже с обновленными картами, в этом месте – не помощник. Как его только не глючит здесь, бедолагу! От мобильников толку тоже никакого. Внешних операторов здесь просто глушат, работает только внутренняя сеть. Где те клятвенно обещанные (причем, без просьб с моей стороны) средства связи и навигации от украинского «партнёра»?.. «Тестовые образцы… Последние разработки… Какой там существует синоним к слову «болтуны»? Из нецензурного лексикона… Мне не хотелось бы указывать место, где меня почти казнили, это – редкий случай, обошлось, и ладненько. Люди нормальные, природа шикарная. Как мне здесь поясняют, в Мавритании всё классно и замечательно, а вот постоянно набегающие из Мали воинственные племена туарегов нападают и уничтожают/ вырезают/ расстреливают мусульман. Похищают и иностранцев, на днях захватили группу испанцев, а раньше – группу французов. То-то меня по всей стране спрашивали, не испанец ли я… Жаль, что я потратил столько времени на сенегальскую визу, да и сейчас этот «эскорт» столько времени отобрал! Мне нужно в Мали, в Бамако, успеть открыть за несколько оставшихся дней для пребывания в этой стране три визы. Так что, есть причина торопиться (насколько это возможно при данных обстоятельствах). Надеюсь всё же, что не встряну в чужие разборки, и здешние туареги не сильно отличаются от моих друзей в Сахаре. Но – время покажет. Если всё будет, как я хочу, то отправлю эти записки уже из Бамако (Мали)… Хотя, раз вы читаете этот текст, то я уже покинул эту охваченную насилием страну.

   Сейчас уже темнеет, отдыхаем. Завтра – тяжёлый и опасный день. А кто говорил, что будет прогулка по парку? Вы, наверное, слышали о теории вероятности? Если какое-то событие теоретически возможно, то оно где-то уже происходило, происходит или произойдёт. Так вот, в Африка – это концентрация возможностей для воплощения вероятностей. Я прошёл пока только несколько стран этого континента, а вокруг – просто буря всяческих событий и приключений. Даже не предполагаю, что может быть дальше – самому любопытно. Помните красочный детский фильм «Бесконечная история»? Так вот и я сейчас нахожусь в круговороте событий, где каждое действие или решение меняет ход этой экспедиции. С моим участием или без него, но что-то создаётся. Мне очень интересно, какое будет дальнейшее развитие событий?.. Следующий день.

Граница – Туареги – путь через ничто…

   После полудня меня вывели на какое-то песчано-каменистое плато, отдали документы, попросили камеру, примус или ещё что-нибудь полезное для себя («тебе уже всё равно не понадобится»), и попрощались словами: «Ты отсюда не выедешь – тебя убьют!», сопроводив их характерным жестом у шеи. Посмотрим…

   Путь был реально трудным. Моему «Дружку» пришлось здорово напрячься и поработать. Но он справился! Почти 500 км до Бамако, из них – половина по бездорожью, вдали от традиционных путей («спасибо заботе» мавританской жандармерии). Часть пути проходила по глинистой гребенке, выбивающей душу из тела и болты из техники, а километров за 200 до Бамако появился асфальт! Пусть с дырами-ямами до полуметра, на которых переворачиваются грузовики и ломаются пополам полуприцепы, но это была дорога, по которой на «Африке» можно было ехать. Но это было на следующий день. После ночёвки посреди африканского заповедника (ехать ночью я просто не мог), и обстрела я встретился с туарегами. Как я и ожидал – нормальные ребята. Только напряжённый вопрос, не араб ли я, выдавал, что не всё так просто. Тот же вопрос мне задавали в посёлках и просто пастухи. Потом всё было нормально. Я доехал, живой и целый, без печати о выезде из Мавритании (её негде и некому было ставить), поставил печать въезда в Мали в первой же жандармерии, куда добрался, приехал без копейки местных денег и на последних каплях бензина. Как я и хотел, дописываю эти строки из Бамако, а это уже другая страна и другая история.

С уважением, ваш Виктор – Romantik. http://www.romantik-travel.com/ru-RU.html
Продолжение следует.
 

Текст и фото:
Виктор Губриенко

Полное или частичное копирование статьи возможно только с активной ссылкой на http://motodrive.com.ua
Подписной индекс издания 90693

 

 

Все, что связано с МОТОКРОССом - здесь!
   Наши партнеры