Рубрика:

Путешествия

 Журнал: 1 (2013)

Через пустыню в горы




 

Через пустыню в горы

Время поездки – 25 дней
Расстояние – 11000 км

   Несколько лет назад собирался катнуться в Казахстан, но каждый год почему-то ездил в сторону юга… Но мысль о Востоке меня всё же не покидала. Может, это и к лучшему – было время детали обдумать, маршрут конкретизировать, ведь: «восток – дело тонкое». Да и маршрут с каждым годом вырисовывался всё более сложный и продолжительный. Ну, а коль так, то и мотоцикл надо было искать более подходящий. Осенью прошлого года подвернулся подходящий вариант, и я купил Suzuki DRZ-400S. Если бы я сказал, что этот вариант получился «то, что надо», это было бы неправдой. А впрочем, я расскажу про путешествие, а уж про мото каждый сложит своё мнение…

   Итак, опять на подходе майские праздники и, соответственно, пришло время совершить своё «путешествие года». Команда собралась практически в прошлогоднем варианте, за исключением Валентина (его двухлитровый «Вулкан» однозначно не подходил для тех дорог). В итоге в конце апреля в сторону Иссык-Куля стартовали: я DR-Z, ДРЫН на Versys’e и ХИМИК на «800-м Гусе». Когда разрабатывали маршрут, то особо не парились – я, как обычно, люблю посещать дикие места, ХИМИКУ нравятся древние цивилизации, а ДРЫНУ вообще всё «по барабану», лишь бы ехать. Исходя из этого, вырисовывался такой себе почти «Шелковый Путь».

   Целью первого дня был Волгоград. Мы специально не ехали через Элисту, так как в прошлом году этот город с буддийским храмом был нами хотя и поверхностно, но всё же исследован. А так как майские праздники у многих из нас ассоциируются с Днём Победы, то посетить город боевой славы было бы знаменательно. Да, забыл сказать: в отличие от предыдущих «мажорных» путешествий, в этот раз решили по возможности ночевать в палатках, то есть, «сливаться с природой» по максимуму. Взяли на придорожно-прибрежном базарчике вяленой рыбы, пивка, раскинули наш палаточный городок на лугу у реки Дон, и, попивая хмельной напиток с солёными окунями, отметили первый день путешествия. А оно, по прогнозам, должно было затянуться недели на три, о чём я не без тревоги думал в первые несколько дней. И знаете, какие мысли меня напрягали, и где они в это время роились? Да-да, именно в том месте, откуда растут ноги… Кто ездил на лёгком эндурике в дальние прохваты, тот меня поймёт. Я считаю, что звание ЖЖ нужно давать не только тем, кто проехал тысячу миль по хайвеям, но и тем, у кого эта «Ж» от езды стала по-настоящему железной. Мне иногда в этой поездке реально казалось, что своей задницей я могу загнать с одного раза «сотку» в дубовую доску… Но то, что не убивает, делает нас сильнее, и эту неприятность я тоже пережил.

   Следующим утром, размяв затвердевшие «булки», мы двинули посмотреть Волгоград, а оттуда нам предстояло доехать до Астрахани. Рассказывать про Волгоград не буду, так как в описании мест цивилизации я не силён. Замечу только, что этот город расположен по обе стороны Волги на протяжении 60 км (если не больше) и в часы пик ехать по нему в жарком экипе было некомфортно. По дороге в попутном направлении встретили «москаля» на R1. Бедняга топил всю ночь из Москвы по убитой дороге, и так утомился, что до Астрахани ехал с нами со скоростью 100-110 км/ч. Надеюсь, вы понимаете, о чём я: спортивный болид и скорость 100… Ну, спасибо ему, за то что нас сопроводил, а потом ещё показал, где в этом городе есть приличное СТО. Я перед самым выездом поставил новую резину, и по предварительным расчётам, её должно было хватить мне на поездку. Пацаны же до Астрахани решили дотереть старую, и перед бездорожьем поменять на новую, что взяли с собой. Переобувшись, мы поехали искать очередную ночёвку в устье реки. Практически на все ночёвки на природе в этой поездке мы останавливались затемно, так что частенько приходилось спрашивать (если конечно, было у кого), где можно поставить палатки.

   Казахстан. Наверное, это – промежуточная цель для многих мототуристов перед Монголией. По отзывам, на таможне нас должна была ждать Глубокая «Ж», так как лють тамошних таможенников известна во всём СНГ. Но мы же не первый раз пересекаем разные кордоны, ко всему привыкли, а мне – так вообще за счастье постоять на земле и размять в этой «ГЖ» свою «ЖЖ». Упс! Есть приятная новость: Казахстан и Россия сейчас в каком-то там союзе и таможни – нет, стоит только пропускной пункт с погранцами. Переход времени много не занял, пару стандартных вопросов – и мы уже на бескрайних территориях казахов. По выжженной степи доехали до города нефтяников Атырау. Там, по-моему, в прошлом году какая-то заваруха была, то ли зарплату плохо платили, то ли ещё чего, но сейчас этого не видно и не чувствуется, а так, по впечатлениям – небольшой промышленный городишко. По дороге до Бейнео и в самом городе встретили несколько групп российских мотоциклистов: оказывается, в Ташкенте в ближайшие выходные проводится слёт, и народ валил туда. Бейнео – это город, в котором заканчивается асфальт, и до границы с Узбекистаном прямо через пустыню идёт пыльная грунтовка (около 80 км). Здесь я впервые столкнулся с пылевыми ямами. Слышал о них от тех, кто путешествовал по Монголии или Австралии. Это высохшая лужа, иногда глубиной почти метр, в которой глина превратилась в пыль, лежащую толстым слоем. С виду – просто небольшое утрамбованное углубление, но если на него встать, то можно провалиться по колено! Представьте себе, что будет, если вскочить туда с ходу на мотоцикле?.. Местный «абориген» дядя Лёша, у которого на постоялом дворе мы встретили ещё одну группу мотоциклистов, посоветовал нам «на ночь глядя» в Узбекистан не соваться, так как до вечера мы на границу не успеем, таможня в ночное время не работает, так что ночевать нам придётся в пустыне. Но что-то подсказывало мне, что это маркетинговый ход такой у него, завлекает так к себе на ночлег. Ну, мы вежливо отказались и, пока было сухо, рванули на кордон, потому что если бы прошёл дождь, то по той дороге ехать нам бы пришлось очень и очень нелегко. Да и инфу дяди Лёши мы оценили по достоинству, потому как, прибыв на место, увидели, что граница оказалась ни на каком не на замке, а работает круглосуточно, единственной помехой стало то, что мы попали как раз на время ужина. А ужин там – это дело святое, час на потребление пищи, затем полчаса на перекур и полчаса игры в «косынку» на служебном компьютере (наверное, чтобы жирок завязался…). Ну что ж, традиция есть традиция. В полной темноте мы заехали в «страну хлопка». Отъехав от дороги, может, на полкилометра, а, может, на километр, остановились на ночлег. Просто очень хотелось хорошо отдохнуть, а проезжающие мимо фуры, пусть и не так часто, но всё-таки тревожили бы наш сон.

   Утренний пейзаж ничем особенным нас не удивил – до горизонта пустыня и только вальяжно гуляющие верблюды давали зацепку для взгляда. НО… где мы, где дорога, в каком направлении двигаться? Ночным ветром наши следы занесло песком, а основной дороги не видно… Через полчаса сборов мы увидели КАМАЗ, едущий от горизонта, и в другую его сторону исчезающий. Ага, ну нам много и не надо, куда ехать – мы поняли, а дальше дорога одна. Ещё на одном из таких ночлегов мы встретили настоящих «тру-эндуристов» – двух узбеков на мотоцикле «Урал» без коляски. Невесть откуда взялись, подкатили к нам прямо по пескам. Картина та же: пустыня, палатки, три мотоцикла.

– Салам алейкум.

– И вам, здравствуйте.

– Вы кто?

– Туристы.

– А мы пастухи. Куда путь держите?

– Да вот, для начала в Бухару хотим попасть…

– А, ну тогда вам туда, – показал пальцем старший из них в одном из географических направлений, и в том же направлении они умчались за горизонт.

   Минута немой сцены, и потом полчаса колдовства над картой, компасом и навигатором, таки подтвердили верность направления. Но ехать всё же мы решились по дороге. И, наверное, так и осталось бы загадкой появление двух славных байкеров страны востока, но минут через сорок появились три приближающихся чёрных точки, одной из которых оказались наши недавние знакомые, погоняющие двух верблюдов. Где они их нашли, по каким таким приметам вычислили, когда мы, удалившись от дороги всего на 500 м, чуть не заблудились? Это почти как в море, только в море песка.

    В Узбекистане есть одна проблема – это бензин. Он практически на всех заправках «йок». Но и там, где он есть, качество не ахти. На «сухих баках» прибыли в Кунград. Поспрошав у местных, выяснили, что самый лучший бензин – ферганский. На заправках его нигде нет, но можно купить в кафе (!) в два раза дороже. И тут нам вроде бы повезло, только что на одну из АЗС привезли самый свежий и нужного нам качества. Дядька, который принёс эту добрую весть, согласился сопроводить нас туда, а заодно и сам затарился «по самое не хочу», плюс две канистры. Пока не стемнело, выдвигаемся на Муйнак. Но ветер… нет не ветер, а боковой шквал (если не сказать шторм) так пригибал нас к земле, что ехали мы, как мне казалось, под углом в 45 градусов. В некоторых местах мотоцикл реально переставляло на дороге, чуть ли не сбрасывая с неё. Ощущения при разъезде с фурой – просто непередаваемые… И так почти 100 км. В бывший портовый город мы заехали, когда уже стемнело. Но ветер и здесь оставил свой след, повалив столбы и обесточив город. Стало прохладно и пошёл дождь. Так что тут хочешь – не хочешь, а гостиницу искать пришлось. Зато бонусом такой погоды стали рыбаки, которые приехали порыбачить в одном из ещё невысохших каналов, но стихия и их загнала под крышу. Но рыба всё же у них была! Причём, приготовленная по нескольким национальным рецептам! За нами тоже дело не стало: мы выкупили в магазине серъёзную партию местной водки, кстати производящуюся ещё по советским рецептам. В этот вечер были и душевные разговоры под светом маленького фонаря, и национальные песни, да и о политике затрагивали темы, но только о нашей, украинской. Одним словом, посидели на славу.
   С утреца сходили на море, точнее – на его дно, посмотрели на корабли. Расказывать об этом особо нечего. Ну вышли на берег, смотрим вниз, а там обрыв метров 20, и внизу, на песке стоят ржавые баркасы и корабли. А вдали, сколько хватает глаз – пустыня с мелким кустарником. Вода вроде-бы где-то есть, там – километров через двести, но двигаться в том направлении мы не стали. Короче, несолоно хлебавши (то есть, так и не искупавшись), пошли мы собираться дальше в путь.

   Тут ХИМИК чего-то заторопился, и сказал, что едет вперёд, а мы должны догонять. Но я после вчерашних чрезмерных возлияний «оковытой», торпиться не мог физически, а ДРЫН не торопится по жизни. Мы ему даже кликуху дорожную дали – ЧЕХОЛ. Ну, так тому и быть, догоним. Заехали в Нукус поменять денег. Деньги в Узбекистане в банке менять не рекомендую, потому как курс там очень скромный, намного ниже рыночного. Поэтому поехали на базар. Менялу вычислить там очень легко. Если увидите дядьку с коробкой из под стиральной машинки или телевизора, или ещё чего крупногабаритного, сидящего посреди прохода, это то, что вам надо. В обмен на две зелёных бумажки с портретом Джорджа Вашингтона мне местной валюты отгрузили аж полрюкзака.

   Дотемна ХИМИКА мы так и не догнали, и решили заночевать где нибудь на хлопковом поле. В магазине, где мы тарились стандартным набором харчей для ужина и местным пивом, дед, похожий на старика Хоттабыча, сказал, что мы его сильно обидим, если будем ночевать в поле и отвергнем его гостепримство. Сопроводил нас в дом, открыл комнату, в которой стоял низкий столик и вокруг лежали курпачи – то ли матрас, то ли одеяло с вручную вышитым орнаментом. Настоящий национальный колорит! Дед спросил, когда мы просыпаемся, сказал, что придёт утром, будем пить чай, пожелал спокойной ночи и удалился. Сразу скажу – с утра зелёный чай и свежая лепёшка очень бодрит и придаёт сил. В неспешной беседе поговорили о том, о сём и, попрощавшись, как со старым знакомым, двинулись дальше, на Восток. Спасибо тебе, добрый человек…

    В каждой поездке, проходящей по территории нескольких государств, наибольшее внимание обращаю на людей – именно они формируют моё мнение о стране. Если в прошлые поездки самые славные ребята встречались в Грузии, то в этой – однозначно в Узбекистане.
   Созвонились с ХИМИКОМ, а он уже в Хиве. Вот те раз, как же мы забыли, что собирались заехать в этот старинный город! Хорошо, что хоть поворот ещё не проскочили… Через час вьезжаем в крепость, где Валера уже снял номер в гостинице, загоняем мотоциклы в просторный холл, и – под душ! Лепота… Остаток дня мы посвятили осмотру крепости и её окресностей.
   Если сравнивать Самарканд, Бухару и Хиву, то, на мой взгляд, последний из этого ряда город понравился больше всего, может быть потому, что он был первым из посещённых нами красивейших центров восточной культуры, а, может, в нём меньше всего чувствовалась современная цивилизация. Но, как говорится, на вкус и цвет все фломастеры разные, там надо побывать и сложить своё личное впечатление. ХИМИКА, как ценителя красот, произведенных человеком, даже пришлось уговаривать ехать дальше, так как он сказал, что намерен на базе этих городов подробно изучить восточною культуру. Эка загнул – для этого и жизни не хватит, а мы проехали всего-то треть пути, отпуск – не резиновый и самая сложная дорога нам ещё предстояла…

   Из Самарканда мы направились в сторону Душанбе. Но, так же, как правительства почти всех стран мешают жить своему народу, также они не способствует перемещению чужих туристов. Граница в направлении Пенджикента была закрыта. «Великие» этих стран не поделили воду, которая стекает с таджикских гор и орошает узбекскую пустыню. Едем в направлении Ташкента, там погранпереход вроде бы открыт. По пути, конечно, поблукали по местным грунтовкам, пытаясь найти переходы поближе – ведь обидно – вот он, Таджикистан, за хлопковым полем, нет ни колючки, ни КСП, но… Печать, нам нужна печать в паспорте, что заехали мы законно, иначе, если поймают – то гаплык!

   Как всегда, таможню мы нашли под вечер, пока произвели оформление, то да сё, наступила ночь. Сворачиваем по привычке с дороги, ищем ровную поляну на ночлег. И опять нас приютили хорошие люди. Неподалёку находилась небольшая ферма. И даже не ферма, а так, здание конторы, сарай с трактором и большой дастархан. Сторож, бывший гастарбайтер, убивший своё здоровье на постройке московских особняков, радушно нас принял, напоил чаем, выдал курпачи и уложил спать, сев охранять сон уставших путников.
   На следующий день нам было желательно добраться до Душанбе, так как нужно было получить пропуска на Памир. Поднимаемся всё выше и выше в горы, зелень предгорий сменяется дождём и слякотью, а ещё дальше – метелью и снегом. Вот, вот они, те условия, за которыми я ехал, натирая свою уже железную задницу жёсткой сидухой! Дорожного покрытия в горах нет, скальник и глубокие промоины – то, что надо для эндуро. Сквозь гору, через перевал – дырка в скале, тоннель. Дядька в каске и с ломом в руке машет нам… Останавливаемся, он вежливо говорит, что тут дороги пока нет. «Вам туда», – и показывает на какую-то тропинку, уходящую вверх в облака. Что-то тут не то… Но нет, смотрим – медленно выплывает из тумана внедорожник. Ладно, так тому и быть, двигаемся выше. Самая популярная машина у таджиков – это корейские внедорожники SsangYong, ещё те, старые и угловатые, с большими самодельными багажниками на крыше. И это не удивительно, к тому же, практически все эти машины – такси. 95 % территории страны покрыто горами, и многие населённые пункты соединяют такие «дороги», как я описал выше.

   Благополучно миновав перевал, спускаемся в ущелье. В одном из населённых пунктов на заправке дед-таджик говорит, чтобы через пару километров мы сворачивали направо, и обязательно заехали на горное озеро Искандер-Куль, названное так в честь Александра Македонского, который остановившись здесь по пути из Средней Азии в Индию, напоил ледяной водой из озера своего коня, от чего тот простудился. Не знаю, как Македонский пробирался туда на Буцефале, но нам на наших «стальных конях» пришлось несладко, а непрекращающийся дождь и оползни способствовали повышению экстрим-градуса. Зато красота тех мест стала заслуженным вознаграждением. Но задерживаться – нельзя, успеть бы к вечеру в Душанбе…

   Но хочу ещё рассказать про «адский тоннель»… Не тот, который не достроили, а второй, прорытый через гору насквозь. Да-да, просто прорытый, и всё. Строители, видимо, совершенно забыли, что неплохо было бы ещё его укрепить, внутри постелить какое-бы то ни было дорожное покрытие, сделать свет и вентиляцию. А то нам, лохам, разбалованным цивилизацией, и радовавшимся при въезде в него, от того, что дождь хоть на миг прекратится, стало стрёмно уже от того, куда мы попали. Кромешная темнота, везде ямы – по колено заполненые водой и чадящие выхлопными газами тягачи, медленно перемещающиеся в обе стороны. Если неосторожно вскочить в одну из ям и там упасть, то реально можно или утонуть, или попасть под грузовик. И я уверен, что никто бы этого и не заметил, раскатали бы, как ёжика ночью на асфальте. А ещё надо было как-то дышать, ибо организм человека не приспособлен для вдыхания большого количества отработанных выхлопных газов в течении продолжительного времени… Ушёл почти час, чтобы проехать эти 5 с лишним километров этой «преисподней». Но, как пел Высоцкий, «коридоры кончаются стенкой, а тоннели выводят на свет», этот нас тоже вывел.
   К окончанию рабочего дня мы в «столицу гор» не успели, ну и, соответственно, паспорта на оформление разрешения тоже не сдали. Следующий день был предпраздничным, и проникаться нашими проблемами и скорейшим желанием попасть на Памир ни одна из служб, занимающихся выдачей этих «аусвайсов», не стала бы, так что два дня мы подробнейшим образом изучали столицу Таджикистана, и только к вечеру понедельника нужные бумаги были получены. Зато нам удалось починить скутер сына хозяина гостиницы, где мы остановились. И примечательно это было тем , что владелец этого транспортного средства был одним из немногих, владеющих такой техникой. Я даже названия этого чуда-мотороллера не знаю, обыкновенный китайский 150-кубовик «бэ-у». Дело в том, что в Тажикистане их просто нет! Ни «полтинников», ни каких либо других. Для меня так и осталось загадкой, почему в стране, граничащей с Китаем, самый популярный транспорт для перевозки тела не пользуется спросом. А вот благодаря ремонту наша популярность в глазах аборигенов неимоверно выросла, и хозяин гостиницы весь вечер уговаривал нас наладить автосервис в этой стране, открыть СТО в Душанбе, обещал поддержку со стороны властей и правительства. Проблема у них была в том, что ремонтировать технику, будь то мото или авто, местное население не умеет абсолютно, а к тем нескольким русским, уже местным «кулибиным» – «дядям Васям» очередь расписана на полгода вперёд. Но те, в свою очередь, не торопятся удовлетворять всё возрастающие потребности населения, так как почувствовав нужность и взвалив на свои плечи бремя величия, частенько любят уходить на продолжительное время в запой. ХИМИК, как настоящий предприниматель, даже бизнес-план начал составлять и подсчитывать прибыль от сети раскинутых им на территории этой страны СТО. Ну, в общем, вовремя мы оттуда свалили, а то пучина бизнеса затянула бы надолго...

   В принципе, эта задержка пошла нам на пользу, так как впереди был тяжелый маршрут, и отдых был необходим. До реки Пяндж дорога была неплохая, и мы доехали, особо не напрягаясь. По границе с Афганом несколько больших селей начисто смыли дорогу. Ну, нам-то на мотыках было проще! Страхуя друг друга, по одному мы кое-как продирались, а вот народ на авто стоял по день-два, пока расчистят завалы. В некоторых местах я видел дорогу, просто упирающуюся в гору, и от неё уже по верху прокладывали новую, потому что реально дешевле построить другую, чем починить старую. Местные говорили, что летом тут попроще – дожди идут не так часто, и вероятность схода селей существенно ниже. Упёрлись в широкое устье реки, впадающей в Пяндж. Видимо, здесь когда-то был мост, но его смыло до основания и уже пару лет восстанавливать его точно никто не собирается. Исследовали брод – ну как бы теоретически, осторожно проскочить можно, хотя течение быстрое, но глубина – чуть выше колена. Тутошние «паромщики», сидя в ЗИЛ-131 сказали, что там дальше есть ещё одна река глубже и быстрее, и там мы уж точно не переберёмся. Ну, так тому и быть, не будем геройствовать – погрузили мотики в кузов «Зила» и «поплыли». Да уж, скажу я вам, переправа была ещё та. Пару раз казалось, что грузовик перевернётся, мотоциклы ложились то на один борт, то на другой, а чтобы они не сильно царапались, наши экипированные тела служили прокладками. Представьте себе бутерброд в несколько слоёв, только вместо хлеба мотоциклы, а мы – на месте колбасы. Положите его вертикально в коробку и потрясите. Отломанные зеркала и кофры, плюс 50 баксов паромщику, и мы вновь на двух колёсах.

   На другом берегу – афганские аулы с небольшими лачугами из глины и камня. Если с этой стороны реки есть хоть какая-то дорога, то там, между аулами в скалах вырублена узкая тропинка, по которой народ перемещается или пешком, или на ишаках. Зато «какой шикарный вид»! Река, чуть выше – зелёные холмы, дальше – тёмные горы, ещё выше – снежные вершины и голубое небо. Это надо видеть… Дальше дорога идёт по ущелью, покрытие – скальник, но таких серьёзных водных преград уже не было, так что до Хорога ехали в своё удовольствие.

   Собираясь на Памир, накупил таблеток, спасающих от горной болезни – дорога-то не равнинная, а самая высокогорная трасса Советского Союза – М41. Не буду говорить, что зря купил, но воспользоваться ими мне не пришлось, ДРЫН «горняшку» перенёс тоже не напрягаясь, у ХИМИКА вроде бы голова давала о себе знать болью, но тоже терпимо. Перед Мургабом пошёл снег и температура упала до минус 4 градусов, видимость – не более 3 метров, реально снег залепил визор и покрылся коркой, и соскребать его не было никакой возможности, так как остановиться – значит упасть, ведь скользко, как на катке. Да и карбюраторная техника в горах работает «не ахти». У пацанов инжекторы – всё огонь, даже бензина они кушают меньше, а мне приходилось чем выше, тем чаще подкручивать винт ХХ, чтобы мотор не глох. Уже практически по-тёмному заезжаем в Мургаб – посёлок в горах, на высоте 3600 метров над уровнем моря. Впервые я был рад посту ГАИ! На въезде в село стоит хибара со шлагбаумом и – ни души. Закоченевшие от холода, стучим в дверь и ломимся внутрь. Два худых гайца неопрятного вида сидят за столом при свете свечи, и смотрят на нас, как на круглых идиотов. Помните мультик? «Тук, тук» – «Кто там?». «Свои», – «Свои в такую погоду дома сидят, телевизюр смотрят. Не будем дверь (шлагбаум) открывать». Но пока они на нас смотрели, мы, не долго думая, облепили раскалённую буржуйку, как тараканы хлебницу и стоим, греемся.

– Пацаны, может вам горячего чая?

– Угу.

– Ну присаживайтесь, грейтесь.

   Да и чаёк был, я вам скажу... Наливают нам по глубоким, то ли чашкам, то ли мискам, горячую белую жидкость. На столе стоит сахарница, и кусок какой-то жирной субстанции светлого цвета, завёрнутый в бумагу. Гаишник говорит: «вот чай, а соль и масло, – показывает на содержимое стола, – добавляйте по вкусу». Ничего себе чай! Но выпив мисочку такого напитка, я согрелся в момент, да и сытость в желудке появилась. Отличная вещь!

   ожет, конечно, вкус и необычный, но польза от него была однозначная. Согревшись, поспрашивали, а есть ли где остановиться на ночь, узнали куда ехать, попрощались и поехали искать жильё. Жильё нашли под стать увиденному ранее: деревянный дом без света и тепла, на полу толстые курпачи – на один ложишься, другим укрываешься. Вот так: без каких либо излишеств… Но всё же теплее, чем в палатке, да и другое там вряд ли можно было найти. Судя по погоде, чувствую, что зависли мы тут надолго… Издалека так спрашиваю у хозяйки, что, мол, долго такая погода продержится, снег хоть через неделю растает? «Да не волнуйтесь, – говорит, – завтра утром солнце выйдет, всё высохнет». Ой, что-то мне не верится – на улице минус 6 и снега по косточки, ну да ладно, утро вечера мудренее, пора спать.

   С утреца вышедшее из-за горных вершин солнце реально начало так палить, что мокрый с вечера экип высох на мне минут за 15, а пока привязывал и упаковывал кофры, пар с меня валил, как в морозный день после парилки. На дороге даже мокрых луж не осталось! Вот это дела… Правда, когда заезжаешь в тень от горы, «дубак» чувствуется, а выедешь на солнце – опять все ОК. Впереди – единственная заправка, бензин – только 80-й. Ну а что делать, заправляемся под завязку, следующая будет только в Киргизии, куда нам ещё маслать и маслать… Кстати, бензин неплохой, по крайней мере, мотоцикл у меня на нём ехал лучше, чем на «95-м» ферганском в Узбекистане. Едем вдоль китайской границы мимо озера Каракул, вокруг – ни души, только яки пасутся. И вот она, наивысшая точка нашего путешествия – перевал Ак-Байтал (4655 м). Выше я ещё не бывал, если не считать самолёт. Конечно же, делаем фото на память.
   Киргизия. Здесь я за всё путешествие увидел самые красивые места, а может быть, и за все свои путешествия. Перевалы, ущелья, разноцветные горы, реки и озёра… А, может, эти виды мне так врезались в память после снежного величия Памира или бескрайней однотонности казахстанских степей и пустынь? Единственное, что я бы посоветовал ехать в эти места в более тёплое время года, так как были закрытые перевалы, где снег ещё не сошёл, или весенними таяниями с гор размыло дороги. Любуясь этими пейзажами над рекой Чу, приближаемся к возвратной точке нашего путешествия – озеру Иссык-Куль. Вначале в планах было объехать его вокруг, но времени оставалось в обрез, а назад ещё тулить больше трети пути. Но скупаться нужно было обязательно, а не переночевать под открытым небом, наблюдая за звёздами, было просто грех. Такого множества звёзд я ещё никогда не видел, небо реально казалось белым от их количества!

   Никогда не любил путь домой. Нет, не потому, что не хочется возвращаться, а потому что всегда, как-то само собой, он превращается в рутину, может быть чувствуется усталость и перенасыщенность впечатлениями. Хотя, нет, в этой поездке заметил одну особенность: через неделю пути всё чаще думаешь о доме, но проходит ещё неделя, и начинаешь замечать, что привык к этому ритму жизни и хочется, чтобы так было всегда. Каждый день не что-то одно – новое, а практически всё, не меняешься только ты и мотоцикл. И вот тут-то я и понял кругосветчиков, понял и позавидовал… Эх, было бы время и деньги...

   Обратно по Казахстану ехали через Туркестан-Кызыл-Орду-Байконур. Забавный случай вышел перед Байконуром, в небольшом городишке с названием Джусалы. Нам надо было поменять или снять деньги с карточки и заправиться. Узнав у местных, что единственный банкомат есть на ж-д вокзале, поехали туда. ДРЫН остался у мотоциклов, мы же с ХИМИКОМ вошли в здание вокзала, где находился этот чудо-ящик с деньгами. Сняв необходимую сумму, выхожу и наблюдаю картину: УАЗик с мигалками загородил мотоциклы, а пять человек в форме чего-то строго требуют у ДРЫНА. Подхожу, «один из» представляется местным начальником миграционной службы и строго требует документы. Да не вопрос, пожалуйста, протягиваю ему паспорт. Оказывается, эта территория закрыта для въезда иностранцев, так как рядом находится космодром и нам тут находиться без разрешения нельзя. Ну да ладно, сейчас уедем, мы же только за деньгами заскочили, да и знаков о закрытости территории нигде не видно. Проверили документы, начальник сказал, что на первый раз он нам делает предупреждение, а мы в срочном порядке должны удалиться. Одеваем шлемы, заводим мотоциклы, а ХИМИКА-то нет. Чего он там, заснул что-ли? Через пару минут Валера выглядывает из вокзала, и машет рукой: «Иди сюда». Только захожу в дверь, сзади меня подпирают ещё два «мусора» и культурно просят проследовать в комнату начальника. Проходим в комнату. За столом сидит чувак в гражданке, похожий на Крыса из фильма «Гостья из будущего». Без всякого приветствия начинает наезжать, что мы чуть ли не шпионы, гда ваши разрешения на пребывание здесь, короче, даёт знать, что так просто мы отсюда не уедем.

– Да я знаю, что это закрытая зона, мне только что начальник миграционной службы об этом сообщил.

– И что?

– Что, что, вынес предупреждение и сказал, чтобы мы валили из города.

– А он мне не начальник, я начальник линейного отдела милиции на этой станции, майор Уйкин, и никакого отношения к местной милиции не имею.

– Зато я уже имел с ними отношения, так что отдавай паспорт и мы покатили.

– А вот дудки, вас поймали на территории вокзала, я сейчас буду звонить своему начальству в Кызыл-Орду, и пока оно сюда не приедет, я вас задерживаю.

– Э, да так нечестно, заманили меня сюда, а теперь задерживаете.

– Ну тебя никто не держит, на паспорт, иди, а вот твоего товарища я не отпущу, так как он в момент задержания находился на вверенной мне территории по своей воле.

   Вижу, этот страж порядка явно хочет денег. Надо как-то выходить из сложившейся ситуации, и, по возможности, быстрей и дешевле. Смотрю, ХИМИК как-то поник, так как понимает, что опять попал на бабки. Его и так пару раз за нашу поездку гайцы штрафами пощипали. Надо чего-то придумать… А, была-ни была!

– Слышь, – говорю, – командир, а я капитан милиции, и тоже рьяно борюсь с преступностью у себя на родине.

– Ну и что?

– Как что, знаешь такую пословицу: «собака собаку не кусает»?

– У нас по другому: «ворон ворону глаз не выклюет».

– Так а я тебе о чём…

– Но если ворон не будет топтать ворону, откуда ж яйца?..

Тут я уже не выдержал и начинаю переть на него буром: «Ты лохов топчи, пусть они тебе яйца носят».

   Ну, наверное, этот майор понял, что его тупой наезд в нашем случае не проканал, и денег он с нас не получит даже на пиво, ибо сказал, что общаться с такими хамами более не хочет, а уж тем более видеть. Вернул ХИМИКУ документы и отправил нас с глаз долой.

   И опять дорога, горячий ветер и песок. От Аральска до Актобе проходит так называемая «Дорога Смерти». Точнее, дороги тут ещё нет. Назвали её так, потому что покрытия на данном участке пути нет, протоптали дорогу, раскатали, разбили, делают то же самое правее или левее, и так этот участок расширяется до 6-10 км в разные стороны, и лишь к населённому пункту эти дороги сходятся. А между населёнными пунктами там на порядок большие расстояния, чем в Украине. Если у нас 30-40 км, то там 300-400 км. С заправкими та же история, так что заливали бензин по максимуму, заполняя им всю тару, что была. Так вот, много автомобилей, в основном грузовиков, которые если ломались на этом участке, то помощи ждали очень долго и зимой иногда замерзали до смерти. Но скоро тут будет автобан, самый настоящий автобан! Строят его китайцы, на стройтехнике большие надписи: Китай-Европа. Метра в полтора-два высотой насыпь, затем слой щебёнки в полметра, и два слоя асфальта, сантиметров по двадцать пять. Выезжали на эти участки несколько раз – идеальное покрытие. А так, в основном, и ехали рядом с этой строящейся трассой просто по пустыне. До сих пор из карманов куртки выгребаю эту солёную красную песчано-глинистую пыль, глаза она тогда выедала «не по деццки», да и солнце после обеда, светящее прямо в лицо, этому способствовало.

   В Россию мы заехали через Уральск. В Саратовской области меня долго веселили дороги, а в особенности – их ремонт. Если посмотреть с высоты птичьего полёта, то можно увидеть вполне современный автобан с двумя полосами через газон в обе стороны. Но если опуститься на эту дорогу и проехаться хоть полкилометра, то начинаешь понимать, что «Дорога Смерти» – не самый плохой вариант наземного перемещения. Все знают, что такое волнистый шифер, увеличте его в масштабе 1:5 и получите дорожное покрытие федеральной дороги в Саратовской губернии. Но самое смешное то, как его ремонтируют! Поверх этого гигантского «шифера» кладут слой асфальта толщиной с общую тетрадку, повторяя рельеф со всеми выбоинами и кочками, существовавшими ранее. После того, как я видел строительство дороги китайцами, «ремонт по-русски» не единожды вызывал у меня приступ истерического хохота. Причём, современная дорожно-строительная техника, что у тех, что у других, была одинакова, только китайцы в Казахстане эту технику использовали по прямому назначению, а суровые дорожные строители из «матушки России» ей просто перегораживали ту часть дороги, на которой с помощью лопаты, лома и ведра со смолой латали недавно ими же уложенное покрытие. Хотя, вполне возможно, что руководство сей великой державы просто при закупке этой техники забыло перевести с китайского мануалы по эксплуатации, или у дорожников намертво сложилось мнение, что всё китайское – говно, и на этом стереотипе Русь стоит и стоять будет...
   Ну и, конечно же, расскажу про зверей. Везде нам возле дороги или прямо на ней встречалась всевозможная живность: в Казахстане верблюды, в Узбекистане ишаки и овцы, в Киргизии лошади, на Памире – яки, но всё это были полезные животные, что давали молоко, шерсть, таскали грузы. И лишь на территории «великой и необъятной» попадались особо вредные животные: наглые, жирные, красномордые, никакой пользы не приносящие. Стадо коров легче объехать, чем одного такого, выскочившего на дорогу из кустов. И ареал их обитания находился, в основном, вблизи тех мест, где идёт строительство или ремонт дороги. Может, их дорожники приручили?

   В Воронежской области дороги стали ровнее, в Белгородской – ещё лучше, и так вот, медленно, но неуклонно подходило к концу наше путешествие. Родные места встретили нас вместо шума ветра и шороха песка распустившейся зеленью посадок и полей, непривычным шуршанием листвы, ну и, конечно, небольшим сожалением о том, что эта поездка уже закончилась.
 
   Хива – уникальный город, по праву претендующий на звание «седьмого чуда света», благодаря своей подлинной атмосфере «эпохи начала времен». Большая часть города Хивы похожа на музей под открытым небом. И ядро этого музея – крепость Ичан-Кала. Именно внутри этой крепости сосредоточены все архитектурные шедевры Хивы. Все, кто попадает внутрь крепости, оказываются среди изумительных минаретов, вымощенных камнем кривых переулков, ведущих к медресе с похожей на кружева мозаикой шершавых древних стен. Настоящая восточная сказка!
 

Текст и Фото: Андрей МОНСТР
г. Харьков

Полное или частичное копирование статьи возможно только с активной ссылкой на http://motodrive.com.ua
Подписной индекс издания 90693

Все, что связано с МОТОКРОССом - здесь!
   Наши партнеры