Рубрика:

Просто Отпад

 Журнал: 8 (2009)

Подводная лодка




  или как быстро помыть мотоцикл

    Жизнь байкера редко бывает скучна. Будь ты уроженцем Техаса или японским ниндзя, провинциалом или городским щеголем, если ты ездишь верхом, то у тебя всегда найдется пара-тройка историй, услышав которые кто-то улыбнется, кто-то испугается, а кто-то даст себе зарок обязательно стать таким же, как ты. Моя история не про меня, но про человека, чьим генам я обязан своей любовью к железу – про моего отца.   
   Папа не был байкером, этот термин стал популярен в нашей стране много позже. Не был он и «рокером» – так тогда называли шальную шпану, передвигавшуюся на двух колесах и мелко хулиганившую всюду, куда судьба ее заносила. Мой отец был мотоциклистом! Это, редко используемое теперь слово, в которое вкладывалось гораздо больше, чем во «владелец мотоцикла» или «наездник». Мотоциклист никогда не выезжал, не убедившись в работе всех электроприборов его транспорта, не проверив давление в шинах и количество топлива в баке. Одет мотоциклист был в ватную телогрейку, в которой по настоящему тепло, а не в «кожаный кондом» с косым замком, годящийся только для кадрения студенток. Руки мотоциклиста способны были справиться с любым агрегатом, не то что нынешняя молодежь, которая при любом чихе мотоцикла тут же в панике вызывает эвакуатор и везет «пациента» в сервис. Одним словом, ЛЮДИ В ШЛЕМАХ того времени были больше приспособлены к жизни, чем теперешнее поколение.
   А еще мотоциклисты умели ездить. По всякому: зимой, с груженой коляской или на одиночке, накрывшись попоной в дождь, даже на одном цилиндре или пробитом колесе – выгребали из любого болота! Некоторые из них, такие как мой отец, любили еще и поработать на публику. Нет, не банальным «козлением» и «стоппи» шиковали тогда молодые ребята. Не было агрессии в стиле вождения, зато было чувство юмора. Итак, моя история прольет свет на тайну водителя-невидимки, легенды о котором даже сейчас можно услышать от старожилов поселка Светлое, Одесской области.
   Когда я был совсем маленьким, мы с родителями часто ездили в этот населенный пункт, погостить у бабушки. Обычно, на третий день, вдоволь наигравшись с кошко-собако-теленко-утками, я начинал ходить за папой и требовать новых развлечений. И вот однажды, когда на поселок неосязаемым куполом уже стал опускаться теплый летний вечер, он позвал меня к мотоциклу. Наш любимый, ухоженный, работавший, как швейцарские часики Иж-Ю-3К стоял на улице перед воротами. Голубая коляска с ветровым стеклом была накрыта тентом – мое пассажирское место от рождения и до шести лет. Папа усадил меня на сиденье, а сам, запустив двигатель, неспешно покатил по улице. Перейдя на вторую передачу, он встал на подножки и перебрался ко мне в коляску, а затем накрыл нас брезентом. Все это время он периодически подруливал, чудесным образом успевая смотреть вперед. То, что было дальше, я не рекомендую вам повторять, особенно если неподалеку есть люди, верящие в инопланетян и потусторонний мир! Папа рулил одной рукой, высунутой из-под брезента, притормаживая передним тормозом и изредка чуть подгазовывая. Возвращавшиеся в сумерках с сенокоса и пастбищ селяне видели такую картину: хищно светящий большой круглой фарой мотоцикл колесил по поселку, словно циклоп, вышедший на вечерний променад! В седле никого не было, а руль, подчинявшийся неведомой силе, неспешно поворачивался из стороны в сторону, заставляя огромного железного зверя аккуратно вписываться во все повороты, объезжать бугры и ямы. Работающий на малых оборотах двигатель и неспешность передвижения этого небывалого чуда делали и без того удивительное зрелище еще и немного жутковатым – какая-то неизбежность и фатализм в духе Хичкоковских творений витали в воздухе. Прохожие сначала присматривались, а затем судорожно жались к заборам. Женщины роняли сумки на землю и принимались усиленно креститься, а мужчины дрожащим голосом выводили речевые тирады, основным связующим звеном в которых было слово МАТЬ…
   Домой мы приехали, когда уже совсем стемнело, мама ждала нас на кухне – с ужином и горячим чаем. «Где были?» – спросила она. «На озеро ездили» – спокойно ответил папа и хитро подмигнул мне…
   Но на этом история об ожившем мотоцикле не заканчивается! Несколько дней спустя мы отправились на колхозное поле за помидорами. После двух часов ударного труда мама отправилась готовить бутерброды, а мы с отцом решили провести ненаучный эксперимент. Как следует затянув рулевой демпфер, папа завел двигатель, и, включив скорость, мягко отпустил сцепление. Мотоцикл поехал «трусцой», четко держа прямую. Папа догнал его, повернул руль, и ИЖ начал описывать круги около 20 метров в диаметре. Минут пять мы бегали за ним, хохоча и хлопая ладонями по раскаленному от солнца сиденью, пока не выдохлись. Внезапно переднее колесо выровнялось, очевидно, попав на камень, и мотоцикл ринулся в томатные заросли. С криком «Стой!» папа кинулся за ним, но споткнулся и растянулся на земле, как самолет после аварийной посадки. «Юпитер» продолжал двигаться вперед, подминая под себя зеленые стебли и сочные плоды. Беззаботно выпивавшие свои вечные 100 грамм колхозники, увидев приближающийся к ним совершенно самостоятельно мотоцикл, повскакивали с земли и бросились врассыпную. Полагаю, среди них были и те, кто видел наш первый трюк! Мы, вместе с прибежавшей на шум мамой, помогли отцу подняться, а мотоцикл тем временем упорно двигался в направлении небольшого озерца… Подняв уйму брызг, наш транспорт издал последний вздох и замер, почти полностью уйдя под воду…
   История о том, как ИЖ был извлечен из озера, отмыт от тины, о том, как следующие два дня своего отпуска папа провел в гараже, перебирая двигатель и натирая до блеска хромированные детали, о том, сколько новых и непонятных, но таких сочных слов я услышал от него в тот период, пожалуй, не стоит вашего внимания, ведь это самый обычный рассказ о судьбе молодого парня того времени – настоящего мотоциклиста!

Текст: Сергей Костюченко,
г. Одесса

Все, что связано с МОТОКРОССом - здесь!
   Наши партнеры